Борис Добронравов

Год российского кино, Литературный календарь ЧОУНБ, Календарь отечественного кино, Борис Добронравов     Борис Добронравов 

Я рос вместе с моей молодой страной, которая создала меня советским актером, готовым отдать все свои силы, помыслы, а если понадобится, и жизнь на благо моей Родины.
Борис Добронравов

Год российского кино, Литературный календарь ЧОУНБ, Календарь отечественного кино, Борис Добронравов

Борис Георгиевич Добронравов (16 апреля 1896 – 27 октября 1949) – советский актёр. Народный артист СССР (1937).

Заказать книгу в ЧОУНБ

Уже много лет подряд на сцене Москов­ского Художественного театра шел спектакль «Царь Федор Иоаннович», когда его впервые увидел студент математического факультета Московско­го университета Борис Добронравов. Это было в начале 1914 г.

Скромный юноша в потертой студенческой ту­журке, сидевший в верхнем ярусе театра и чутко ловивший каждое слово И. М. Москвина (играв­шего заглавную роль), без сомнения, не предпо­лагал, что когда-нибудь он сам выйдет на эту же сцену в роли царя Федора.

Борис Георгиевич Добронравов, в отличие от многих актеров, вырос в семье, далекой от теат­ральных увлечений и художественных интересов. Он родился в 1896 г. в Москве в семье свя­щенника и воспитывался первое время в семина­рии, а затем, после ранней смерти отца, учился в университете.

В студенческие годы он, как и многие его однокурсники, зачастую простаивал ночи в оче­редях за билетами на «галерку» в Большой театр, чтобы вновь и вновь услышать Шаляпина и Собинова. Потом началось увлечение Художест­венным театром.

«Я был потрясен всем виденным, – вспоминал Б. Г. Добронравов о своем первом впечатлении от МХТ, – потрясен той правдой жизни, кото­рая открылась мне со сцены этого театра». Впрочем, это увлечение театром не переходило в серьезное, осознанное желание стать актером. Он по-прежнему отдавал все свое время занятиям в университете.

Но вот летом 1915 г. его внимание случай­но привлекло небольшое объявление в газете «Раннее утро»: «Назначаются приемные испыта­ния для сотрудников в Московском Художест­венном театре». Заключив шутливое пари с прия­тельницей-курсисткой, Добронравов пошел на экзамен в театр, совсем не рассчитывая на успех, тем более что наплыв молодежи в театр в тот год был особенно велик: предварительные испы­тания проходило около семисот человек.

В один из дождливых августовских дней, на­скоро выучив стихотворение Некрасова и басню Крылова, девятнадцатилетний Добронравов, впервые уже не как зритель переступил порог Художественного театра. Экзамен в присутствии всей труппы театра принимали К. С. Станислав­ский и Вл. И. Немирович-Данченко.

Испуганно поглядывая в зрительный зал, Добронравов сбивчиво прочитал стихотворение. Потом, от волнения, почти не слыша собственного голоса, горячо «разыграл» басню «Волк и ягне­нок».

Вряд ли кто-нибудь мог тогда предполагать, что в этом угловатом юноше со временем рас­кроется настоящее, большое актерское дарование. Но пленяли его застенчивость, его порывистая горячность; штампы любительства не коснулись его; внешние данные для сцены у него были: выразительный голос, высо­кий рост и открытое, мужественное лицо, осве­щенное неожиданно мягким взглядом серых глаз. Решено было зачислить его, правда, пока только «кандидатом в сотрудники», но и это уже звучало достаточно гордо: в числе семи из семисот стояло его имя.

Так совершенно неожиданно для самого Доб­ронравова определилась его будущая судьба: он стал актером.

«Нельзя представить себе более органического слияния природных качеств индивидуальности актера с основными принципами искусства Худо­жественного театра», – справедливо пишет о нем М. О. Кнебель в своей статье «Вдохновение и мастерство» («Советское искусство», 1948, 16 октября).

Добронравов начал с тех ролей, которые обыч­но принято называть «характерными». И это не случайно. Юность многих мхатовских актеров, и прежде всего самого Станиславского, была отме­чена усиленными поисками «характерности», то есть тех жизненно правдивых черт, которые избавляют актера от мертвых, рутинных приемов.

Первые роли Добронравова были ярки и свое­образно неповторимы своими бытовыми деталя­ми. Запоминалась могучая сила вихрастого бога­тыря Голубя-сына в «Царе Федоре Иоанновнче» А. К. Толстого или наглый хохот лакея-грубияна Петра в «Нахлебнике» И. С. Тургенева. Более сложным должен был стать образ трак­тирного слуги в «Ревизоре», которого актер готовил со Станиславским. Константин Сергеевич поставил перед ним задачу – показать нахальство и дерзость через спокойствие и невозмутимость. Эти занятия со Станиславским дали Добронра­вову многое: здесь актер впервые практически столкнулся с понятием внутреннего подтекста роли.

27 октября 1949 г., в день 51-й годовщи­ны существования МХАТ, по традиции (как и в день основания театра) шел спектакль «Царь Федор Иоаннович». Добронравов играл роль царя Федора – одну из самых любимых своих ролей. Спектакль проходил с подъе­мом. Особенно вдохновенно, зажигая всех своим искренним, горячим темпераментом, играл в этот вечер Добронравов. В антракте перед по­следним актом зрители еще не знали, что спек­такль не будет окончен и что Добронравов больше никогда не выйдет на сцену. Потрясенные его игрой, они все еще жили теми чувствами, которые всколыхнуло в них уже переставшее биться сердце актера.

Добронравов ушел из жизни в самом расцвете своего вдохновенного таланта, своей могучей творческой силы. Еще недавно мечтал он о новой героической роли своего современника, только что написанной для него одним из драматургов, готовился к новой работе над образами русской и западной классики.

Год российского кино, Литературный календарь ЧОУНБ, Календарь отечественного кино, Борис ДобронравовСамоотверженная жажда деятель­ности приводила Добронравова и в киностудию, и на радио, и на концертную эстраду. Киноис­кусству актер нес высокую реалистическую прав­ду МХАТ, и потому всегда так значительна была его работа в кино, где он систематически сни­мался, начиная с 1920 г. Он исполнил роли в фильмах: «Домашний агитатор», «Шторм», «Ма­ринка», «Аэроград», «Петербургская ночь», «За­ключенные», «Настоящий товарищ», «Поднятая целина», «Повесть о настоящем человеке», «Жизнь в цитадели» и «Сталинградская битва». Вспоми­нается трагический образ обездоленного талант­ливого крепостного музыканта Егора Ефимовича из кинофильма «Петербургская ночь». Нельзя забыть большевика Давыдова из «Поднятой це­лины», чекиста Громова из «Заключенных» с его вдумчивыми и строгими   глазами и, наконец, такого простого, искреннего человека – директо­ра завода, друга И. В. Сталина, в коротком, но выразительном эпизоде из кинофильма «Сталин­градская битва». Эти образы дополняли и раз­вивали в творчестве Добронравова линию совет­ских положительных героев – простых, муже­ственных, деятельных людей, вдохновленных великими идеями коммунизма. Самая последняя работа в кино так и осталась недоснятой.

Год российского кино, Литературный календарь ЧОУНБ, Календарь отечественного кино, Борис ДобронравовКонцертная эстрада привлекала Добронравова радостным ощущением близкого контакта со зри­телем. Он был энтузиастом и душою спектакля, подготовленного артистами МХАТ для выез­дов, – «Женитьба Белугина» Островского и Соловьева. Постоянно показывал он в концерт­ном исполнении отрывки из мхатовских спек­таклей и свои новые работы. В последние годы любил выступать с чтением чеховской «Лекции о вреде табака» и чувствовал, как глубоко волно­вал слушателей трагикомический образ «мужа своей жены» Ивана Ивановича Нюхина, вызы­вая в зрительном зале то взрывы веселого смеха, то острую жалость и слезы обиды за унижение человека.

Год российского кино, Литературный календарь ЧОУНБ, Календарь отечественного кино, Борис ДобронравовНа радио Добронравов выступал не только со своими мхатовскими работами, но и готовил роли в специальных радиопостановках. Здесь он соз­дал образ Павла Власова в радиопостановке по роману М. Горького «Мать», здесь он часто высту­пал с чтением горьковских рассказов и статей. И уже в самые последние месяцы жизни его помыслы занимала работа над образом Бориса Годунова в радиопостановке по пушкинской трагедии.

Своеобразное «добронравовское» всегда можно было почувствовать в лучших, наиболее близких актеру сценических созданиях. Как самому Добронравову в жизни, так и его героям на сцене были свойственны необычайная цельность, простота и непосредственность. Его сценический герой – человек честный и прямой, идущий в жизнь с открытой, горячей и непримиримой душой.

Заказать книгу в ЧОУНБ

 Материал подготовлен Светланой Тарасовой, зав. сектором ОЛИ

15.04.2016    13:27:35

 

Наверх