Юрий Нагибин

3 апреля, литературный календарь, Юрий нагибин   Юрий Маркович Нагибин 


Через меня, как через каждого человека, отваживающегося жить, а не тлеть, говорить, а не молчать в тряпочку, отражается время, эпоха…
Юрий Нагибин

Нагибин, литературный календарь, год литературы, ЧОУНБ, Публичка

Юрий Маркович Нагибин - известный русский писатель-прозаик, журналист, сценарист. Тонкий стилист и признанный мастер психологической прозы, он рано определился как автор «своей» темы, «своего» героя, и затем на протяжении всей творческой жизни не уставал размышлять о странном переплетении событий и судеб. Его героев объединяют чувства некровного родства и трепетной памяти, стремление осмыслить связи человека с окружающим миром. В эпоху Просвещения таких людей, как Юрий Нагибин, называли энциклопедистами: ведь он был не только писателем, но и прекрасным художником, поэтом, публицистом. Он относится к тем мастерам слова, которые постоянно ищут все новые и новые сферы применения своих творческих возможностей.

Заказать книги в ЧОУНБ (забронировать)

Читать в библиотеке ЛитРес*


Юрий Нагибин родился 3 апреля 1920 г. в Москве в интеллигентной семье. Еще накануне его появления на свет отец, Кирилл Александрович, был расстрелян как участник белогвардейского восстания в Курской губернии. Он успел «завещать» беременную жену Ксению Алексеевну другу Марку Левенталю, который усыновил Юрия. Лишь в зрелые годы тот узнал, кто его настоящий отец. Марк Левенталь вскоре был тоже репрессирован. Вторым отчимом стал писатель Яков Рыкачев, оказавшийся первым литературным учителем Юрия, сумевшим пробудить его интерес к словесному творчеству. Позже, уже в начале пятидесятых годов, Нагибин рассказал о судьбе отца в повести «Встань и иди». Он написал ее по зову сердца и, как это принято говорить в писательской среде, «в стол», не надеясь на публикацию. Но в 1987 г. Нагибин все-таки сумел напечатать эту повесть-исповедь сына перед памятью отца. На духовное формирование будущего писателя значительное воздействие оказала мать, привив «умение ощутить драгоценность каждой минуты, любовь к людям, природе и животным». 

Биография Нагибина – это и биография его поколения, которое воспринимало мир как данность, не всегда задумываясь об истинных причинах вещей. Нагибин не сразу нашел себя, свое призвание. В юности увлекался футболом, ему даже предсказывали большое будущее на этом поприще. Отчим посоветовал ему писать рассказы, обратив внимание на его талант передавать свои впечатления об увиденном и услышанном легко и с юмором. Однажды будущий писатель сделал попытку написать рассказ, который оказался неудачным, но сам процесс писания захватил юношу. В 1938 г. Нагибин окончил школу с отличием и поступил в Московский медицинский институт. Интереса к врачебному делу у него не возникает, и он переходит учиться на сценарный факультет ВГИКа. Учеба дается ему легко, времени для писания рассказов, очерков, рецензий, статей – сколько угодно. Закончить ВГИК не удалось – началась война. Нагибин был призван в армию и осенью 1941 г. отправлен на Волховский фронт в отдел политуправления, а в 1942 г. – в должности «инструктора-литератора» на Воронежский фронт. На фронте ему пришлось не только выполнять свои прямые обязанности, но и воевать с оружием в руках и выходить из окружения. Все впечатления и наблюдения фронтовой жизни позже вошли в его военные рассказы. «Все виденное и пережитое тогда неоднократно возвращалось ко мне много лет спустя в ином образе, и я опять писал о Волге и Донбассе военной поры, о Волховском и Воронежском фронтах, и, наверное, никогда не рассчитаюсь до конца с этим материалом», – позже писал Нагибин в автобиографии. Действительно, события этого времени станут содержанием многих произведений писателя – «Ранней весной», «Павлик», «Гибель пилота», «Дело капитана Соловьева» и др.

Его первый рассказ «Двойная ошибка» появился в 1940 г. в журнале «Огонек», но профессиональным писателем Нагибин стал после окончания войны. В послевоенные годы он несколько лет работал в журналистике, много ездил по стране, в основном по сельской местности. Послевоенная деревня жила трудно и бедно, не зная достатка, не говоря уж о богатстве. Трудная судьба сельчан станет сюжетом горьких и предельно достоверных фильмов, снятых по его сценариям, – «Председатель», где в главной роли снимался М. Ульянов, и «Бабье царство». Нагибин был профессиональным киносценаристом. На основе своих произведений он написал около сорока сценариев. Среди них не только остросоциальные картины, но и биографические фильмы – «Чайковский», «Ярослав Домбровский», «Дерсу Узала», сценарий которого он написал совместно с японским режиссером А. Куросавой. Множество картин, которые были сняты по сценариям Нагибина, получали призы международных кинофестивалей, хотя советская критика практически не писала об этом. Причин было несколько. В 1966 г. Нагибин поставил свою подпись под письмом в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля, что вызвало недовольство властей и руководства Союза писателей СССР. Поэтому его произведения подвергались резкой критике, а некоторые просто не доходили до читателей. Была и другая причина, почему Нагибин не входил в число видных и преуспевающих советских писателей. Он в основном писал о природе, а эта тема интересовала немногих, хотя его рассказы поднимали важные жизненные проблемы. Нагибин любил природу не абстрактной любовью. Он часто выезжал в леса, был страстным охотником. Свои впечатления он описывал в рассказах, вошедших в сборники «Зимний дуб», «Скалистый порог», «Ранней весной», «Остров любви», «Берендеев лес» и многих других. В его огромном творческом наследии, по мнению критиков, все-таки главными остаются рассказы о природе. Причем и здесь он шел своим путем, не повторяя достижений своих именитых предшественников – К. Паустовского и М. Пришвина. Хотя, как и Паустовский, Нагибин чаще всего рассказывал о красотах Мещерского края, который стал для него символом среднерусской природы.

Особое место в творчестве Нагибина занимали произведения о детстве и юности: «Чистые пруды», «Переулки моего детства», «Лето» и «Школа». Последние три цикла составили «Книгу детства». В этих «городских» автобиографических произведениях писатель обращается к истокам формирования духовного облика своего лирического героя Сережи Ракитина и его поколения. Не только фоном, но и своеобразным «героем» цикла становится образ самой Москвы с ее городским бытом и нравами, города, где писатель прожил практически всю свою жизнь и который считал своей единственной привязанностью, хотя объездил почти весь мир. Тема Москвы развивалась в многочисленных последующих публицистических статьях, собранных в книге «Москва… как много в этом звуке». Родному городу посвящена и его последняя книга «Всполоный звон».
Широкую известность у читателей приобрели произведения цикла историко-биографической прозы Нагибина, посвященной преимущественно деятелям русской культуры и литературы. Среди них – протопоп Аввакум, Тредиаковсковский, Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Аполлон Григорьев, Иннокентий Анненский, Бунин, Рахманинов. Эти произведения вошли в книгу «Царскосельское утро». И, как отмечают критики, несмотря на очевидную художественную неравнозначность произведений, составивших сборник, он свидетельствовал о хорошей культурной оснастке автора, создавшего обширную беллетристическую галерею, вызванную стремлением, по словам Нагибина, воздать должное тем, кому не было додано при жизни. Работа в мемуарном жанре требовала от писателя хорошего знания отечественной и мировой истории. Нагибин часто использовал исторические сюжеты и факты в своих произведениях. Правда, перед нами скорее психологическое видение истории. Исторические факты служат для писателя основой для художественной фантазии, где преобладает личностное отношение к событиям прошлого. Нагибина больше интересуют не исторические явления, а его участники.

В начале 1980-х гг. светлую, с легкими ностальгическими мотивами прозу Нагибина сменила трагическая напряженность, большая злободневность и острота, склонность к социально-философским отступлениям. Неожиданностью стали его сатира с фарсом и пародией, а также эротика. Критика осудила новую прозу писателя за «отсутствие нравственной определенности». В последние годы жизни писатель с демонстративным, не свободным от шутовского самолюбования, самообнажением показал самые «потаенные» страницы своей биографии. Он воссоздал историю жизни отца и своего отношения к нему – «Встань и иди» (1987), вспомнил первую любовь – «Дафнис и Хлоя эпохи культа личности, волюнтаризма и застоя» (1994), описал роман с тещей – «Моя золотая теща» (1994), оставил крайне пессимистическую повесть-завещание «Тьма в конце туннеля». Посмертно опубликованный «Дневник» (1995) – автобиография писателя, носящая глубоко исповедальный характер. По мнению писателя О. Павлова, «это вещь о времени. Пытаясь осознать происходящее, беспощадно добиваясь от себя правды, Нагибин так раскрыл, выразил то время, в котором жил, что оно-то и оказалось ясней его запутавшейся, порой озлобленной души. Страдая от бессилия, но и не имея такой веры, убеждений, мужества, чтобы бороться, герой человеческий “Дневника” не становится мучеником из ХХ века, потому что страдания его лишены святости, но “мильоном терзаний” разоблачает этот жестокий железный век». Со страниц прощального произведения Нагибина предстает образ одинокого и в жизни, и в литературе человека. Сильный, энергичный, он чуть ли не с 30-летнего возраста все чаще обращался к мыслям о близком конце, испытывая чувство «призрачности существования»: «Из любого соприкосновения с жизнью я выношу простое и глубокое презрение к себе, ибо всякий раз убеждаюсь, что я не настоящий». Как писал прозаик и издатель «Дневника» Ю. Кувалдин, «Дневник» Юрия Нагибина – «это лучшая, главная его книга».

Работал Юрий Михайлович Нагибин до конца своих дней, он постоянно подчеркивал, что его книги – это его жизнь. В них он радовался, переживал и любил. Вот эту полноту жизни он и стремился передать своему читателю. Умер писатель 17 апреля 1994 г. в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Читайте в Публичке!

Нагибин, литературный календарь, год литературы, ЧОУНБ, ПубличкаНагибин Ю. М. Избранное / Ю. М. Нагибин. – Москва : Терра, 1994. – 622 с. : цв. ил. – (Литература).
Место хр. ОЧЗ; Шифр 84Р6; Авт. знак Н 163; Инв. К-497903
Юрий Маркович Нагибин более 50 лет профессионально работал в литературе. За эти годы он написал большое количество произведений разных жанров. В настоящий сборник вошло несколько циклов его рассказов, среди которых «Тени минувшего», «Маленькие женщины», «Мещерские были», «Простое и вечное», «Всполошный звон» и «Последняя тетрадь». 

 

 

Нагибин, литературный календарь, год литературы, ЧОУНБ, ПубличкаНагибин Ю. М. Переулки моего детства : рассказы / Ю. М. Нагибин. – Москва : Современник, 2001. – 413 с. – (Золотое перо России).
Место хр. ОЧЗ; Шифр 84Р6; Авт. знак Н 163; Инв. К-532789
Свою повесть «Переулки моего детства», давшую название всему сборнику, писатель посвятил московским ребятам – обитателям многонаселенных квартир и шумных городских дворов. Они учились, росли и мужали, готовились к большой жизни, но на пороге зрелости их поджидала война с фашизмом. И они пошли на смертный бой с врагом и стали героями. В сборник вошли рассказы, многообразные в жанровом и в тематическом плане. Тут и «современная сказка», и невыдуманные рассказы-были о зарубежной жизни, и африканский дневник и др.

 

Нагибин, литературный календарь, год литературы, ЧОУНБ, ПубличкаНагибин Ю. М. Дневник / Ю. М. Нагибин. – Москва : ПИК, 1996. – 616 с.
Место хр. КХ; Шифр 83.3Р6; Авт. знак Н 163; Инв. К-511476
«Дневник» Нагибина – это энциклопедия советской литературной жизни 40–80-х, этакий «Живой журнал» известного, авторитетного и, прямо скажем, состоятельного литератора. В своих книгах, рассказах, статьях, сценариях, выступлениях Юрий Маркович представал певцом русской природы и знатоком человеческой души, исследователем судеб замечательных людей прошлого, наставником даровитой литературной молодежи. Это все, конечно, нашло отражение и в «Дневнике». Но есть там и другое. То, что признанный властью писатель Нагибин не публиковал в советской печати и не озвучивал в своих многочисленных выступлениях. В этой книге запечатлелась теневая сторона жизни писателя из СССР, печатаемого и хорошо оплачиваемого, но при этом регулярно унижаемого литчиновниками. Это своего рода исповедь самобытного художника, всю жизнь с переменным успехом боровшегося за личную творческую независимость.

Из высказываний Юрия Нагибина

Я люблю жизнь. Мне крайне интересно, какую еще штуку она со мной выкинет.

Прощение предательства немногим отличается от самого предательства.

Люди поразительно недоверчивы друг к другу, все время ожидают нападения, отсюда их чудовищная агрессивность.

Не надо бояться октября, октябрь прекрасен, быть может, прекраснее всех месяцев года, даже мая. Май мучает надеждой, обещаниями, которые никогда не сбываются, октябрь ничего не обещает, не дает и тени надежды, он весь в себе. А за ним – тьма, холод, слякоть, мокрый снег, огромная ночь, конец. Но как красиво сейчас! Какое золото! Какая медь!

Любить можно лишь ни за что, а если за что-то, это уже другое чувство, тоже по-своему ценное и достойное, но нет в нем обреченности, безоглядности и бескорыстия истинной любви.

Нет ничего более ненужного на свете, чем любовь женщины, которую ты не любишь.

Старость бедна свершениями, но не бедна открытиями.

Человек умирает не от болезней, а от тайного решения не оказывать им сопротивления.

Самое тяжелое во всех настоящих несчастьях – это необходимость жить дальше.


читать Пришвина

 
Читать в библиотеке ЛитРес*
*Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удалённая регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone
 
Материал подготовлен Верой Ильиной, библиографом ИБО 
Наверх