Андрей Платонов «Чевенгур»

Литературный календарь ЧОУНБ, июль, год литературы                       

                    Андрей Платонов «Чевенгур»

 

Надзиратель считал, что скучных и бессмысленных книг нет, если читатель бдительно ищет в них смысл жизни.

Андрей Платонов

Андрей Платонов – поистине выдающийся русский творец, который, пожалуй, как никто другой из его современников в своём творчестве смог отобразить ту историческую драму, что развернулась на русской земле в период октябрьской революции и продолжилась уже во времена гражданской войны и коллективизации. Платонов создал свой собственный неповторимый художественный мир, где вымысел самым тесным образом переплетался с действительностью.
Глеб Кривенко

«Чевенгур» — социально-философский роман русского писателя Андрея Платонова.  Самое пространное и одно из наиболее значительных его сочинений.  Роман вызывает острую полемику не только в плане сюжетной интерпретации, но и жанрового определения: «полифонический роман», «роман-миф», «роман становления человека», «роман-путешествие». Максим Горький назвал «Чевенгур» «лирической сатирой». 

«Андрей Платонов (1899–1951) по праву считается одним из лучших писателей XX века. Однако признание пришло к нему лишь после смерти. Роман «Чевенгур» был написан в 1926–1929 годах, но при жизни автора так и не увидел свет. Это не просто самый большой по объему платоновский роман, но и своеобразная веха в творчестве художника. В нем писатель подверг критическому пересмотру, порою доводя до абсурда, «ультрареволюционные» идеи, которые находили выражение в его ранних произведениях».

 (Издательство ФТМ)

Цитаты:

В человеке еще живет маленький зритель – он не участвует ни в поступках, ни в страдании – он всегда хладнокровен и одинаков. Его служба – это видеть и быть свидетелем, но он без права голоса в жизни человека, и неизвестно, зачем он одиноко существует. Этот угол сознания человека день и ночь освещен, как комната швейцара в большом доме. Круглые сутки сидит этот бодрствующий швейцар в подъезде человека, знает всех жителей своего дома, но не один житель не советуется со швейцаром о своих делах. Жители входят и выходят, а зритель-швейцар провожает их глазами. От своей бессильной осведомленности он кажется иногда печальным, но всегда вежлив, уединен и имеет квартиру в другом доме. В случае пожара швейцар звонит пожарным и наблюдает снаружи дальнейшие события.

При наличии горя в груди надо либо спать, либо есть что-либо вкусное.

В виду слободы Старой Калитвы всадникам встретился человек с мешком. Он снял шапку и поклонился конным людям – по старой памяти, что все люди – братья. Дванов и Копенкин тоже ответили поклоном, и всем троим стало хорошо.

Яков Титыч отказывался от своей старости – он считал, что ему не пятьдесят лет, а двадцать пять, так как половину жизни он проспал и проболел – она не в счет, а в ущерб.

Не томись за книгами - если б там было что серьезное, давно бы люди обнялись друг с другом.

Родившись, он удивился и так прожил до старости с голубыми глазами на моложавом лице.

Отзывы читателей:

Чевенгур – это роман, которым Платанов доказал, что он имеет полное право находится в списке классиков советской литературы. До сих пор это произведение не могут отнести ни к одному известному жанру. Поэтому представляет ли оно из себя повесть, мениппею, философский или идеологический роман, народную эпопею, утопию или антиутопию предстоит решать самому читателю. Лично для меня – это яркий пример утопии, утопии коммунистической. Коммунизм, сам из себя представляющий нечто утопическое, мог быть достигнут только тем образом, который избрали жители Чевенгура, а, следовательно, и закончиться построение коммунизма должно было именно так, как это описал Платонов.

 Чайкин (Litres)

Я же вижу здесь не столько историю о местных недопониманиях правильного построения коммунизма, сколько повествование о ненужности этого самого коммунизма, его разрушительности, извращенности, противности человеческой сущности. Я вижу, как люди, увлеченные не идеей, но ее необходимостью, становятся способными на убийство, а друзей и соратников выбирают не по душевной склонности, а по классовому признаку. Я вижу, как Дванов вместо семейной жизни с Соней склоняется к очередным поискам смысла жизни, положительный результат коих невозможен из-за бессмысленности царящего строя в период его становления. И я вижу, что Платонова это ужасает так же, как меня, но из-за невозможности критики и громких заявлений, которые доступны мне, ему остается только выписывать эти ужасы на страницах книги, используя самое дорогое и ценное, что у него есть – уникальной метафоричности язык. В очередной раз – браво! Лучший советский писатель.

Burmuar (Livelib)

Услышать новый голос, не притянутый за уши стиля или направления, не сводимый к своему времени, но гармонично с ним уживающийся, голос с Именем и в единственном числе – это то, что каждый раз делит мою жизнь на «до» и «после». Так было с Набоковым, Джоном Донном, Вирджинией Вулф и с другими. Так случилось и с Платоновым.

 Whatever (Livelib)

 

«Чевенгур» блестящая книга со всех точек зрения. Но чтобы оценить весь масштаб этой эпопеи, нужно, во-первых, безоговорочно принимать Платонова как писателя, во-вторых, понимать умом и сердцем многогранность повествования. В школе Платонов меня отталкивал и своим (как мне тогда казалось) неповоротливым языком и настроением текстов, однако чем старше я становлюсь, тем больше родного себе нахожу как в личности, так и в произведениях этого бесконечно печального, но столь волшебного в полете мысли человека.

В. Бочаров

Заказать книгу в ЧОУНБ

Читать в библиотеке ЛитРес

* Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.

Материал подготовил Владислав Бочаров, 
библиотекарь отдела электронных ресурсов