Владимир Дудинцев

Литературный календарь ЧОУНБ, год литературы       Владимир Дудинцев


Главная причина всех бед человечества – необоснованная уверенность в стопроцентной правоте.

Владимир Дудинцев

Книга Дудинцева – это беспощадная правда, которая единственно нужна народу на его трудном пути к новому общественному строю. Книга Дудинцева – это очень серьезное предупреждение: Дроздовы не уменьшились, они существуют.

Константин Паустовский

 

Литературный календарь ЧОУНБ, Год литературы, 29 июляВладимир Дмитриевич Дудинцев родился 16 (29) июля 1918 в г. Купянске Харьковской области. Отец Дудинцева, царский офицер, был расстрелян красными. После окончания в 1940 Московского юридического института был призван в армию. После ранения под Ленинградом работал в военной прокуратуре в Сибири (1942–1945). В 1946–1951 – очеркист «Комсомольской правды».

Начал печататься в 1933. В 1952 издал сб. рассказов «У семи богатырей», в 1953 – повесть «На своем месте». Потрясающий успех имел опубликованный в 1956 в журнале «Новый мир» роман Дудинцева  «Не хлебом единым», рассказывающий о тщетных попытках провинциального инженера Лопаткина, честного и мужественного человека, пробить со своим изобретением, ускоряющим и удешевляющим жилищное строительство в послевоенной разрушенной стране, стену безразличия чиновников, из корыстных и карьерных побуждений поддерживающих альтернативный, заведомо негодный проект столичного профессора. Узнаваемый по точно выписанным деталям и психологическим характеристикам сюжет прочитывался как правдивое и яркое обращение, в лучших традициях русской реалистической прозы, к наболевшим проблемам современности. Его обвинили в «клевете», а после журнального издания философско-аллегорической «Новогодней сказки» (1960) о невозвратной ценности каждого мгновения, так часто растрачиваемого впустую или убиваемого мелочами и стремлением к ложным целям, и выхода в свет сборников «Повести и рассказы» (1959) и «Рассказы» (1963) – к фактическому запрету на публикации произведений Дудинцева.

Только в 1987, с началом «перестройки», появился в печати и сразу стал вехой в истории современной русской литературы второй многолетний труд Дудинцева – роман «Белые одежды» (Государственная премия СССР, 1988), основанный на повествовании о противоборстве в советской науке 1940–1950-х годов ученых-генетиков со сторонниками «академика-агронома» Т. Д. Лысенко, уверявшего, что при должном уходе из ржи может вырасти пшеница; о том, как первые (в романе – Иван Стригалев, Федор Дежкин и их соратники) в атмосфере полного господства вторых («народный академик» Рядно) и с неожиданной поддержкой отдельных представителей разных социальных слоев (вплоть до полковника госбезопасности) продолжают тайком свои опыты, надев вынужденную личину конформизма (как это делали реальные ученые Н. А. и А. А. Лебедевы – адресаты авторского посвящения книги). Не случайно актуальное в отечественной литературе 1960–1990-х годов соотнесение современности с историей, мифологией и религией воплощено в этом романе темой Святого Себастьяна – реального исторического лица, начальника телохранителей жестокого гонителя христиан римского императора Диоклетиана, тайно крестившего полторы тысячи человек и за это расстрелянного тысячью стрел. Так, по мысли Дудинцева, не боясь мучений и даже смерти, совершает настоящий человек свой нравственный выбор – и тем заслуживает право на «белые одежды», чистым светом сияющие в Откровении Иоанна Богослова, эпиграфом из которого предваряется роман.

Звучащий мотив страдания как важного и даже необходимого условия самопознания и самосовершенствования личности, отчетливый в творчестве Дудинцева, сам писатель объясняет так: «Я убежден, что только в по-настоящему суровых условиях проявляются наши лучшие и худшие стороны. Мне кажется, что в обществе, где „не доносятся жизни проклятья в этот сад за высокой стеной", я и писателем не стал бы». С другой стороны, именно в ученых – изобретателях, «поисковиках», экспериментаторах, пролагателях новых путей, страстных и увлеченных людях, Дудинцев видел хранителей животворящего творческого начала.

Умер Владимир Дудинцев в Москве 22 июля 1998.

 

Цитаты:

Удивительно, что ни случится в жизни, какая ни сложится ситуация – ищи в Библии ее вариант. И найдешь!

Черный же хлеб создан судьбой. Черный хлеб – родной брат русского человека. Он – свидетель истории. Горя и счастья. Кто воевал и голодал, знает, что черный хлеб вкуснее всего. В нем есть такие оттенки... Тончайшая гармония... Берешь кусок черствого... Понюхаешь... И вспоминаешь чьи-то глаза. Чью-то остывающую руку. И счастлив, что эта травма сидит в тебе. Что ты ее вместил.

Страх – это область физиологии. А трусость – область нравственности...

Инакомыслящих уничтожать нельзя – они, как совесть, нужны тебе же!

Добродетель не должна путаться в ногах судьбы, когда судьба вершит великий закон справедливости.

Есть в Америке понятие  – ностальгическое чтение. Таким чтением для меня надолго стал Дудинцев. Ассоциации, как говорится, узко биографические. Я уходил в армию в сентябре 1956-го, увидев уже обложку и содержание девятого номера «Нового мира». Потом из армии преждевременно, в марте следующего года, выбыл, попав под хрущевское «миллионное» сокращение. Так сказать, персональная оттепель. Первые же приятели, встреченные на улице, всё еще продолжали говорить о Дудинцеве.

Борис Парамонов

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать в библиотеке ЛитРес

Для бронирования книг в ЧОУНБ и чтения он-лайн в полнотекстовых электронных библиотеках Виртуального абонемента необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ.

Материал подготовил Владислав Бочаров, 
библиотекарь отдела электронных ресурсов

Наверх