Юрий Олеша «Зависть»

Литературный календарь ЧОУНБ, Год литературы         Юрий Олеша «Зависть»


У меня есть убеждение, что я написал книгу «Зависть», которая будет жить века. У меня сохранился её черновик, написанный от руки. От этих листов исходит эманация изящества.

Жизнь человеческая ничтожна. Грозно движение миров. Когда я поселился здесь, солнечный заяц в два часа дня сидел на косяке двери. Прошло тридцать шесть дней. Заяц перепрыгнул в другую комнату. Земля прошла очередную часть пути. Солнечный зайчик, детская игрушка, напоминает нам о вечности.

Юрий Олеша

И когда я держу в руках книгу Олеши, мне видится весь маршрут, по которому маленький лицеист тащился на Садовую, я представляю воочию, как он делал свой знаменитый финт и забивал гол. Кажется, вижу, как вместе с другом-соперником «Валюном» он несет в дом на Княжескую свои опусы, со скрытым трепетом ожидая суда признанного мэтра. А главное – я чую тот ветерок, который веял на них с моря, слышу бравурный оркестр своеобразного русского говора, который вобрал в себя все многозвучье национальных языков Новороссии, ощущаю ту карнавальную атмосферу, которую называют «одесским духом».

Наум Лейдерман

Юрий Карлович Олеша – признанный классик отечественной литературы ХХ века. В 1927 году он (к этому времени уже известный читателям как автор сказки «Три Толстяка») опубликовал роман «Зависть», – именно это произведение принесло писателю успех и позволило ему долгие годы сохранять прочные позиции в литературном мире.

«Зависть» – роман, рассказывающий о драме интеллигента, который оказывается «лишним человеком» в послереволюционной России.

(Азбука-Классика)

 

Юрий Олеша «Зависть»О книге:

Весь текст «Зависти» – это образец предельно сгущенного, артистически яркого и даже броского импрессионистского видения мира. И автор награждает таким чудесным даром субъекта сознания и речи – Николая Кавалерова, представителя того социального слоя, который в советское время пренебрежительно именовался «гнилой интеллигенцией».

Наум Лейдерман

 

Цитаты:

В Европе одаренному человеку большой простор для достижения славы. Там любят чужую славу. Пожалуйста, сделай только что-нибудь замечательное, и тебя подхватят под руки, поведут на дорогу славы… У нас нет пути для индивидуального достижения успеха.

Ужасна изжога зависти. Как тяжело завидовать! Зависть сдавливает горло спазмой, выдавливает глаза из орбит.

Нас гложет зависть. Мы завидуем грядущей эпохе. Если хотите, тут зависть старости. Мы были рекордсменами, мы тоже были избалованы поклонением, мы тоже привыкли главенствовать там... у себя... Где у себя?.. Там, в тускнеющей эпохе.

Верьте мне, мы уйдём с треском. Мы собьём спеси молодому миру. Мы тоже не лыком шиты. Мы тоже были баловнями истории.

Меня не любят вещи. Мебель норовит подставить мне ножку. Какой-то лакированный угол однажды буквально укусил меня. С одеялом у меня всегда сложные взаимоотношения. Суп, поданный мне, никогда не остывает. Если какая-нибудь дрянь – монета или запонка падает со стола, то обычно закатывается она под трудно отодвигаемую мебель. Я ползаю по полу и, поднимая голову, вижу, как буфет смеется.

На аэродроме соединились многие чудеса: тут на поле цвели ромашки, очень близко, у барьера, – обыкновенные, дующие желтой пылью ромашки; тут низко, по линии горизонта, катились круглые, похожие на пушечный дым облака; тут же ярчайшим суриком алели деревянные стрелы, указывающие разные направления; тут же на высоте качался, сокращаясь и раздуваясь, шелковый хобот – определитель ветра; и тут же по траве, по зеленой траве старинных битв, оленей, романтики, ползали летательные машины. Я смаковал этот вкус, эти восхитительные противоположения и соединения.

 

Отзывы о книге:

О метафоричности романа Ю. Олеши сказано уже немало, но я все равно повторюсь, ибо обилие метафор является одной из главных примет «Зависти». Автор исторгает их в таком изобилии – как фокусник из рукава – что ими засыпаны все страницы, они переходят одна в другую, впечатляют смелостью и остроумием, местами их даже слишком много, словно автор прежде не имел возможности говорить, а теперь наконец-то дорвался и безнаказанно творит волшебство. Он играет ими, жонглирует, производя на свет все новые, новые, и они, как детки, толпятся в маленькой комнате и не понимают, для чего их всех собрали сюда. Текст романа отшлифован до хрустального блеска (по крайней мере, первая часть), все буковки и ударения стоят в идеальных местах, есть ощущение, что Олеша долго и придирчиво правил его, доводя до совершенства.

tutapatuta (livelib)

 

К своему стыду кроме сказки «Три толстяка» у Олеши ничего не читала. Очень большое упущение с моей стороны, так как не стоит забывать классиков отечественной литературы. Роман покорил меня первой же фразой. Читала его с трудом отрываясь на дела и возвращаясь к нему при первой же возможности. Хотя роман написан в конце 20-х годов прошлого века, он не потерял своей актуальности и сегодня.

Обязательно читать всем, кто ещё не читал, а читавшим перечитывать и получать удовольствие смакуя прочитанное. Слишком многое теряется при первом прочтении так как желание узнать гонит вперед. Единственный недостаток сумбурный и оборванный конец.

Selennita

 

Большинству читателей Юрий Карлович известен, прежде всего, в качестве автора сказки «Три толстяка» и, к сожалению, не многим удалось пойти дальше в богатой творческой биографии замечательного автора. «Зависть»  –жемчужина творчества Олеши, обязательна к прочтению тем, кто хочет в полной мере оценить творческое дарование большого художника и почувствовать пульс безумного времени 20-х годов XX века.

В. Бочаров

Читать в библиотеке ЛитРес

Заказать в ЧОУНБ

* Для бронирования книги в ЧОУНБ и чтения он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.


Материал подготовил Владислав Бочаров, 
библиотекарь отдела электронных ресурсов

Наверх