Гаврила Романович Державин

Литературный календарь ЧОУНБ, год литеартуры       Гаврила Романович Державин


Державин певец всех веков и всех народов!

                                                         П. Вяземский

 

Гаврила Романович ДержавинГаврила Романович Державин (1743–1816) – исполинская фигура в истории русской классической литературы. Но, как отмечают биографы, верстовыми столбами в его судьбе были, пожалуй, не книги, не оды, не собрания сочинений. Сам себя он ощущал в первую очередь государственным человеком. В разные годы Державин занимал высшие должности Российской империи: возглавлял Олонецкую и Тамбовскую губернии, был кабинет-секретарем императрицы Екатерины Великой, президентом Коммерц-коллегии, министром юстиции при императоре Александре I. И при этом оставался первым поэтом Империи. «Един есть Бог, един Державин» – так мог написать о себе только поистине гениальный поэт, и совершенно не важно, что это цитата из иронического по сути стихотворения. Гаврила Державин – главный представитель жанра классицизма в русской литературе, благодаря трудам которого в России зарождалась и крепла поэзия. В. Г. Белинский в специальной статье, посвященной историко-литературному значению поэзии Державина, отмечал: «Державин и в эстетическом отношении есть поэт исторический, которого должно изучать в школах, которого стыдно не знать образованному русскому... Ломоносов был предтечею Державина, а Державин – отец русских поэтов... Державин был первым живым глаголом юной поэзии русской». Не будь в русской истории Державина, то, скорее всего не было бы Пушкина и других великих русских поэтов. Кто не знает пушкинские строчки, уже покрытые «хрестоматийным глянцем»: «Старик Державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил». Великий русский поэт XIX века посвятил их великому русскому поэту XVIII века. Произошла своего рода смена поколений...

 

Лицейский экзамен на картине Репина

Лицейский экзамен на картине Репина

 

Но творчество самого Державина вовсе не устарело. Оно стало неожиданно актуальным в  и XXI веке.

Бываю весел и спокоен,
Когда я сотворю добро;
Бываю скучен и расстроен,
Когда соделаю я зло:
Отколь же радость чувств такая?
Отколь борьба и перевес?
Не то ль, что плоть есть персть земная,
А дух – влияние небес?

Из биографии

Не только поэзия, но и сама незаурядная личность Державина, сложные и прихотливые перипетии его непростой жизни и судьбы достойны самого пристального внимания.

Родился Гаврила Державин 3 [14] июля 1743 г. в селе Сокуры Казанской губернии. Происходил он из обедневшего дворянского рода. В 1754 г. после смерти отца, военного в небольшом чине, семья оказалась в очень тяжелом материальном положении, однако мать постаралась дать двум сыновьям минимальное образование. Когда в Казани в 1758 г. открылась гимназия, его в тот же год отправили туда учиться. В гимназии проявились его способности к рисованию, пластическим искусствам, оставившим глубокий след в его творчестве. Державин много читал, знал немецкий язык, но в его образовании не было некой системности, и знания, полученные в гимназии, были весьма сумбурными. Будучи учеником гимназии, он пробовал писать стихи.  Вряд ли кто-то из людей, знавших его в детские и юношеские годы, мог предположить, что перед ним будущий гений русской словесности, министр юстиций Российской Империи и вообще уважаемый человек.  В 1760 г. по ходатайству директора гимназии Державина зачислили в Петербургский Инженерный корпус. Однако судьба его переменилась, и он с 1762 г., не закончив гимназию, вынужден был пойти служить солдатом и был зачислен в Преображенский полк. С этого года начался почти десятилетний период солдатской службы поэта. Вместе с Преображенским полком он участвовал в дворцовом перевороте 28 июля 1762 года. И когда Екатерина II стала русской императрицей, то не забыла никого, кто в тот момент выступил в ее поддержку. Только в 1772 г. Державин получил офицерскую должность. Будучи уже офицером русской армии, он принял самое деятельное участие в подавление восстания Пугачева, но не получил при этом новых чинов и привилегий. Непокорность и неумение угодить начальству сыграли свою роль: вместо наград и новых чинов Державин вопреки его желанию получил отставку и был переведен на гражданскую службу.

К концу 18 столетия его жизнь начала налаживаться. Ода «Фелица», написанная в 1782 г. и воспевавшая Екатерину II, изменила дальнейшую судьбу Державина, принеся ему известность – не только литературную, но и общественную. В 1784 г. Гаврила Романович стал Олонецким губернатором, затем руководил Тамбовской губернией. Державин пережил трех императоров: был кабинет-секретарем Екатерины II, попал в опалу при Павле, стал министром юстиции в царствование Александра I, который отправил его в 1803 г. отставку с формулировкой – «Ты слишком ревностно служишь». После ухода в отставку в 60-летнем возрасте Державин поселяется в Санкт-Петербурге и в своем имении Званка в Новгородской области.

В последние годы своей жизни он сосредотачивается на литературной деятельности.
Умер Гаврила Романович 8 (20) июля 1816 г. в любимом имении Званка. Его похоронили недалеко от Великого Новгорода, в Спасо-Преображенском соборе Варлаамо-Хутынского монастыря.

Последние строки, оставленные нам Державиным перед своей кончиной, говорили о бренности всего сущего: 

Река времен в своем стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей.
А если что и остается
Чрез звуки лиры и трубы,
То вечности жерлом пожрется
И общей не уйдет судьбы!

 

Памятник «1000-летие России»

В Великом Новгороде на Памятнике «1000-летие России» среди 129 фигур самых выдающихся личностей в российской истории есть фигура Г. Р. Державина

 

Штрихи к творчеству

Небывалый жизненный путь Гаврилы Романовича Державина от солдата до министра нашел отражение в его творчестве. Он был человеком своей эпохи, и «век свой втащил в стихи весь – с его победами, полководцами, вельможами, крепостными, иллюзиями, дворцовыми празднествами и медлительными усадебными летними днями». 

Первые литературные опыты поэта вышли в свет в 1773 г., когда разгорелась крестьянская война. Это были перевод из Овидия и ода на брак великого князя Павла Петровича. Державину уже тридцать три года, но поэзия для него еще увлечение, а не дело всей жизни, и служебные награды он предпочитает лаврам певца. В 1776 г. были изданы отдельной книгой торжественные оды Державина, проникнутые идеей сильной государственности. Они включали также сатиру на вельмож, пейзажные и бытовые зарисовки, размышления о жизни и смерти. С 1779 г., по словам Державина, для него начинается новый путь в литературе: к этому времени окончательно складывается его мировоззрение. Провинциальный дворянин, чиновник, государственный деятель, он был выразителем идей просвещенного абсолютизма в России; в его поэтическом творчестве, в его лирическом мире, глубоко индивидуальном, несмотря на рамки классицизма, светлом, солнечном, полном энергии и молодости, среди других тем звучали темы и мысли бурного века Просвещения, звучал его критический дух. Державин не только воспевал екатерининский век, но с огромной поэтической силой критиковал его, и это критическое направление придавало своеобразие и значимость его поэзии. На государственной службе он не раз сталкивался с коррупцией, взяточничеством и казнокрадством. Под впечатлением от увиденного поэт написал оду «Властителям и судиям».

Литературная слава Державина росла с каждым днем. К началу 1790 г. ода перестает быть ведущим жанром его поэзии, классицизм с его четкой структурой и делением на стили сменяется обращением к анакреонтической поэзии, прославляющей земную жизнь и простые человеческие радости. В 1804 г. был издан целый сборник «Анакреонтических песен».

Державин был глубоко религиозным человеком. Его перу принадлежит немало библейских подражаний и переложений, духовных од и стихотворений. Но ни одно из них не приобрело такой славы, как ода «Бог» (1780–1784). Она переведена на почти все европейские языки и даже на японский язык. По глубине мысли, по внутренней цельности и законченности, по стройности композиции это одно из лучших произведений Державина. Ода построена как философское рассуждение о Божественном Промысле и об отношении человека к Богу. Но это рассуждение пронизано лирическим воодушевлением, чувством религиозного умиления и восторга.

Сам Державин прекрасно понимал значение сделанного им для русской поэзии. Не случайно в своем переложении «Памятника» Горация он предрекал себе бессмертие за за то:

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о Боге
И истину царям с улыбкой говорить.

 

Читайте в Публичке!

 

Державин, Г. Р. Сочинения / Г. Р. Державин ; [редкол. : А. С. Кушнер (гл. ред.) и др. ; вступ. ст. с. 5–46 ; сост., подгот. текста и примеч. Г. Н. Ионина]. – Санкт-Петербург : Акад. проект, 2002. – 711 с., 1 л. портр. : ил.  –  (Новая библиотека поэта). – Алф. указ. : с. 689–704.Державин, Г. Р. Сочинения / Г. Р. Державин ; [редкол. : А. С. Кушнер (гл. ред.) и др. ; вступ. ст. с. 5–46 ; сост., подгот. текста и примеч. Г. Н. Ионина]. – Санкт-Петербург : Акад. проект, 2002. – 711 с., 1 л. портр. : ил.  –  (Новая библиотека поэта). – Алф. указ. : с. 689–704.

Место хр. ОЧЗ; Шифр 84Р1; Авт. знак Д 362; Инв. К-535517

В издании впервые полностью воспроизводится основной корпус лирики Державина в том виде, в каком сам поэт отобрал ее и расположил в первых трех томах прижизненного издания своих «Сочинений» (1808). Сама авторская композиция этих томов, сохраняемая в настоящем издании, заслуживает внимания не только специалистов, но и широкого круга читателей. К каждому стихотворению впервые приводится полный, исправленный по рукописи текст соответствующего раздела «Объяснений» Державина, написанных им на склоне лет в качестве автокомментария. Таким образом «Объяснения» впервые становятся частью единого державинского текста, что соответствует воле автора.

Державин, Г. Р.  Оды / Г. Р. Державин ; сост. С. С. Аверинцев ; худож. С. М. Харламов. – Ленинград : Лениздат, 1985. – 334 с.: ил. : 1 л. портр.Державин, Г. Р.  Оды / Г. Р. Державин ; сост. С. С. Аверинцев ; худож. С. М. Харламов. – Ленинград : Лениздат, 1985. – 334 с.: ил. : 1 л. портр.

Место хр. ОЧЗ; Шифр 84Р1; Авт. знак Д 362; Инв. М-400532

В сборник  вошли лучшие оды поэта, а также наиболее значительные образцы творчества в других стихотворных жанрах.

Западов, А. В. Державин / А. В. Западов. – Москва : Мол. гвардия, 1958. – 236 с., 6 л. ил. – (Жизнь замечательных людей : сер. биогр. ; вып. 5 (253). –  Библиогр.: с. 234–235.Западов, А. В. Державин / А. В. Западов. – Москва : Мол. гвардия, 1958. – 236 с., 6 л. ил. – (Жизнь замечательных людей : сер. биогр. ; вып. 5 (253). –  Библиогр.: с. 234–235.

Место хр. ОЧЗ; Шифр 83.3Р1; Авт. знак Д 362-З; Инв. 791510

Автор книги – российский литературовед, писатель, доктор филологических наук А. В. Западов – один из лучших знатоков литературы и журналистики XVIII в.

 

Заказать в ЧОУНБ

 

Из стихов Г. Р. Державина

Отрывок из оды «Бог»

О Ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
Без лиц, в трех лицах Божества, 
Дух всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто все Собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы нарицаем – Бог!

Измерить океан глубокий,
Сочесть пески, лучи планет,
Хотя и мог бы ум высокий,
Тебе числа и меры нет!
Не могут Духи просвещенны,
От света Твоего рожденны,
Исследовать судеб Твоих:
Лишь мысль к Тебе взнестись дерзает,
В Твоем величьи исчезает,
Как в вечности прошедший миг…

Ты цепь существ в Себе вмещаешь,
Ее содержишь и живишь;
Конец с началом сопрягаешь
И смертию живот даришь.
Как искры сыплются, стремятся,
Так солнцы от Тебя родятся.
Как в мразный, ясный день зимой
Пылинки инея сверкают, 
Вратятся, зыблются, сияют,
Так звезды в безднах под Тобой…

Ты есь! – Природы чин вещает,
Гласит мое мне сердце то,
Меня мой разум уверяет;
Ты есь – и я уж не ничто!
Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей Ты телесных,
Где начал Ты Духов небесных
И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества,
Я средоточие живущих,
Черта начальна Божества.
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю;
Я Царь, – я раб, – я червь, – я Бог! –
Но будучи я столь чудесен,
Отколь я происшел? – Безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, Создатель,
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ Податель,
Душа души моей и Царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие́;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! в бессмертие Твое́…

1784

***

Властителям и судиям

Восстал всевышний бог, да судит
Земных богов во сонме их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?
Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.
Ваш долг: спасать от бед невинных,
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.
Не внемлют! видят - и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.
Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я.
И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!
Воскресни, боже! боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

 

***

Не умел я притворяться,
На святого походить,
Важным саном надуваться
И философа брать вид:
Я любил чистосердечье,
Думал нравиться лишь им,
Ум и сердце человечье
Были гением моим.
Если я блистал восторгом,
С струн моих огонь летел.
Не собой блистал я - богом;
Вне себя я бога пел.
Если звуки посвящались
Лиры моея царям,-
Добродетельми казались
Мне они равны богам.
Если за победы громки
Я венцы сплетал вождям,-
Думал перелить в потомки
Души их и их детям.
Если где вельможам властным
Смел я правду брякнуть вслух,-
Мнил быть сердцем беспристрастным
Им, царю, отчизне друг.
Если ж я и суетою
Сам был света обольщен, -
Признаюся, красотою
Быв плененным, пел и жен.
Словом, жег любви коль пламень,
Падал я, вставал в мой век.
Брось, мудрец! на гроб мой камень,
Если ты не человек.

***

Неизбежным нашим роком
Расстаешься ты со мной.
Во стенании жестоком
Я прощаюся с тобой.
Обливаяся слезами,
Скорби не могу снести;
Не могу сказать словами -
Сердцем говорю: прости!
Руки, грудь, уста и очи
Лобызаю у тебя.
Нету силы, нету мочи
Отделиться от тебя:
Лобызаю, умираю,
Тебе душу отдаю,
Иль из уст твоих желаю
Душу взять с собой твою.

 

Высказывания о Г. Р. Державине

Державин все – Державин. Имя его нам уже дорого... И вообще – не должно говорить о Державине таким тоном, каким говорят об N. N., об S. S.

А. С. Пушкин

Слог у него так крупен, как ни у кого из наших поэтов. Разъяв анатомическим ножом, увидишь, что это происходит от необыкновенного соединения самых высоких слов с самими низкими и простыми, на что бы никто не отважился, кроме Державина. Кто бы посмел, кроме него, выразиться так, как выразился он?.. Кто, кроме Державина, осмелился бы соединить такое дело, каково ожидание смерти, с таким ничтожным действием, каково кручение усов?

Н. В. Гоголь

Как страшна его ода «На смерть Мещерского»: кровь стынет в жилах, волосы, по выражению Шекспира, встают на голове встревоженною ратью, когда в ушах ваших раздается вещий бой глагола времен, когда в глазах мерещится ужасный остов смерти с косою в руках!

В. Г.  Белинский

Читать в библиотеке ЛитРес

 * Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.


Материал подготовлен В. Ильиной, библиографом ИБО

Наверх