Одоевцева

     Ирина Одоевцева        

  Нет, я не буду знаменита.
Меня не увенчает слава.
Я – как на сан архимандрита
На это не имею права.
Ни Гумилев, ни злая пресса
Не назовут меня талантом.
Я – маленькая поэтесса
С огромным бантом.
Ирина Одоевцева

«Такая хорошенькая, зачем она еще пишет...»
Владимир Набоков

Ирина Владимировна Одоевцева (настоящее имя Ираида Густавовна Гейнике)  - русская поэтесса и прозаик.

Заказать книги в ЧОУНБ 

Читать в библиотеке ЛитРес

Ирина Одоевцева родилась  15 [27] июля 1895 года в Риге в семье адвоката Густава Гейнике. Первое время будущая поэтесса проходила обучение на дому, затем в гимназии, вскоре перебралась в Петербург, где берут начало её литературные опыты. Когда писание стихов вошло в привычку, она взяла псевдонимом имя матери и стала Ириной Одоевцевой.

Входила во второй «Цех поэтов», в группу «Звучащая раковина».

«Кто из посещавших тогда петербургские литературные собрания не помнит на эстраде стройную, белокурую, юную женщину, почти что еще девочку с огромным черным бантом в волосах, нараспев, весело и торопливо, слегка грассируя, читающую стихи, заставляя улыбаться всех без исключения, даже людей, от улыбки в те годы отвыкших», – вспоминал поэт Георгий Адамович.

Девушка пользовалась особой благосклонностью Николая Гумилева. Именно Гумилев познакомил Одоевцеву с её будущим мужем поэтом Георгием Ивановым. Представляя Иванова Одоевцевой, Николай Гумилев сказал: «Самый молодой член цеха и самый остроумный, его называют “общественное мнение”, он создает и губит репутации. Постарайтесь ему понравиться». «Первая ученица» выполнила совет Гумилёва, и даже, можно сказать, перевыполнила. Она понравилась Иванову так сильно, что тот развёлся с первой женой.

В1921 г., согласно её воспоминаниям, состоялось бракосочетание Ирины Владимировны  и Георгия Иванова. По другой информации, официально они поженились только в1931 г., в Риге.

В1923 г. Одоевцева эмигрировала из СССР, и большая часть её жизни прошла в Париже. Наследство Густава Гейнике досталось победившему классу, однако в Париже на гонорары можно было жить. Романы Ирины Одоевцевой переводились на несколько языков, но в СССР никто их не издавал. К ней и к Георгию Иванову применимы слова Одоевцевой об эмигрантских писателях: «Более чем хлеба, им не хватало любви читателя, и они задыхались в вольном воздухе чужих стран».

Живя во Франции, параллельно со стихами начинает писать прозу. Первый ее роман «Ангел смерти» был издан в1927 г. и вызвал восторженные отклики как читателей, так и солидной зарубежной прессы: «…Изысканный и очаровательный аромат романа нельзя передать словами», – писала «Times». «На книге Одоевцевой лежит безошибочная печать очень большого таланта. Мы даже осмеливаемся поставить ее на один уровень с Чеховым…» («Gastonia Gazette»). Ирина Одоевцева написала еще несколько романов: «Изольда», «Зеркало», «Оставь надежду навсегда», «Год жизни» (не закончен).

К стихам вернулась уже в послевоенное время, выпустив несколько небольших сборников, включавших наряду с новыми текстами переработанные редакции ранних произведений. Любовью к Петербургу пронизано поэтическое творчество Одоевцевой – «Баллада об извозчике», «Не была ли на самом деле...», «Ненароком, скоком-боком...» и др. Из последнего интервью: «Да, юность, Петроград: Предчувствие меня не обманывало – это были самые счастливые годы моей жизни». 

В начале 60-х годов приступила к работе над книгой воспоминаний «На берегах Невы». В Предисловии она говорит: «Я пишу не о себе и не для себя, а о тех, кого мне было дано узнать "на берегах Невы"». Одоевцева с истинным поэтическим даром рассказывает о том, какую роль в жизни революционного Петрограда занимал «Цех поэтов», дает живые образы Николая Гумилева, Осипа  Мандельштама, Андрея  Белого, Георгия Иванова и многих других, с кем тесно была переплетена ее судьба. Огромный успех воспоминаний «На берегах Невы» вдохновил писательницу на создание продолжения. Так родилась книга «На берегах Сены», посвященная жизни литературного, музыкального и художественного «русского Парижа». Писательница рассказывает в ней о встречах с И. Буниным, И. Северяниным, К. Бальмонтом, З. Гиппиус, Д. Мережковским и со многими другими в годы, когда на берегах Сены писались золотые страницы истории искусства Русского зарубежья.

Мемуарные книги Одоевцевой вызвали большой ажиотаж. «Оставшиеся в живых немногие ревнивые свидетели тех лет традиционно обвинили ее в искажениях, неточностях. Тем не менее, обе эти книги являются драгоценными историческими документами, даже если там есть аберрации и чересчур вольная игра фантазии», – рассказывал Евгений Евтушенко.

После войны, когда Ирина Одоевцева лишилась отцовского наследства, гонорары за романы стали главным источником их с мужем существования. Георгий Иванов нигде не работал, писал стихи только по вдохновению, любил поспать до полудня и читать детективы. Тем не менее, как поэт он был очень популярен, его даже собирались выдвинуть на Нобелевскую премию. А Ирина Одоевцева настолько трепетно относилась к мужу, что заслужила от желчного Бунина ярлык «подбашмачной жены».

Георгий Иванов умер в1958 г. в городе Иере на юге Франции. Через 20 лет после смерти Георгия Иванова Одоевцева вышла замуж за писателя Якова Горбова, с которым прожила четыре года, до его смерти в1981 г.

В1987 г. Ирина Одоевцева вернулась в СССР, в Ленинград. Были изданы ее мемуары  «На берегах Невы», «На берегах Сены». Она всё-таки успела увидеть издание своих произведений на родине. «Живу я здесь действительно с восхищением», – писала Ирина  Одоевцева подруге Элле Бобровой, перефразируя строку одного из своих стихотворений.

Ирина Владимировна Одоевцева умерла в Ленинграде 14 октября1990 г. в возрасте 95 лет. Её похоронили на Волковском православном кладбище. И “Серебряный век” окончательно остался в прошлом.

Интересные факты:

Многие из растерянных, отчаявшихся людей литературного круга, являвшего собой этакий «серпентарий единомышленников», находили утешение именно у Ирины Одоевцевой. Она не потеряла в эмиграции своего природного оптимизма и была готова выслушать и морально поддержать каждого. Так, она отменила поездку в гости ради того, чтобы послушать Северянина, принесшего ей свои новые, больше никому не нужные стихи. Случалось, ее помощь была вполне материальной: однажды Ирина отыграла в казино проигранные деньги Георгия Адамовича, который, впрочем, тут же снова их спустил. Иван Бунин подолгу беседовал с Одоевцевой о самых разных вещах и как-то рассказал ей душераздирающую историю из своего детства: в лютый мороз он отдал гимназическую шинель нищему мальчику, тяжело заболел и поклялся матери «больше не быть добрым». Одоевцева была потрясена; Бунин, смеясь, признался, что все это выдумал: «Вы так трогательно, умилительно слушали меня…».

 

БАЛЛАДА О ГУМИЛЕВЕ

На пустынной Преображенской
Снег кружился и ветер выл...
К Гумилеву я постучала,
Гумилев мне дверь отворил.

В кабинете топилась печка,
За окном становилось темней.
Он сказал: «Напишите балладу
Обо мне и жизни моей!

Это, право, прекрасная тема», –
Но я ему ответила: «Нет.
Как о Вас напишешь балладу?
Ведь вы не герой, а поэт».

Разноглазое отсветом печки
Осветилось лицо его.
Это было в вечер туманный,
В Петербурге на Рождество...

Я о нем вспоминаю все чаще,
Все печальнее с каждым днем.
И теперь я пишу балладу
Для него и о нем.

Плыл Гумилев по Босфору
В Африку, страну чудес,
Думал о древних героях
Под широким шатром небес.

Обрываясь, падали звезды
Тонкой нитью огня.
И каждой звезде говорил он:
– «Сделай героем меня!»

Словно в аду полгода
В Африке жил Гумилев,
Сражался он с дикарями,
Охотился на львов.

Встречался не раз он со смертью,
В пустыне под «небом чужим».
Когда он домой возвратился,
Друзья потешались над ним:

– «Ах, Африка! Как экзотично!
Костры, негритянки, там-там,
Изысканные жирафы,
И друг ваш гиппопотам».

Во фраке, немного смущенный,
Вошел он в сияющий зал
И даме в парижском платье
Руку поцеловал.

«Я вам посвящу поэму,
Я вам расскажу про Нил,
Я вам подарю леопарда,
Которого сам убил».

Колыхался розовый веер,
Гумилев не нравился ей.
– «Я стихов не люблю. На что мне
Шкуры диких зверей»,..

Когда войну объявили,
Гумилев ушел воевать.
Ушел и оставил в Царском
Сына, жену и мать.

Средь храбрых он был храбрейший,
И, может быть, оттого
Вражеские снаряды
И пули щадили его.

Но приятели косо смотрели
На георгиевские кресты:
– «Гумилеву их дать? Умора!»
И усмешка кривила рты.

Солдатские – по эскадрону
Кресты такие не в счет.
Известно, он дружбу с начальством
По пьяному делу ведет.

Раз, незадолго до смерти,
Сказал он уверенно: «Да.
В любви, на войне и в картах
Я буду счастлив всегда!..

Ни на море, ни на суше
Для меня опасности нет...»
И был он очень несчастен,
Как несчастен каждый поэт.

Потом поставили к стенке
И расстреляли его.
И нет на его могиле
Ни креста, ни холма – ничего.

Но любимые им серафимы
За его прилетели душой.
И звезды в небе пели: –
«Слава тебе, герой!»

 ***

 Каждый дом меня как-будто знает.
Окна так приветливо глядят.
Вот тот крайний чуть-ли не кивает,
Чуть-ли не кричит мне: Как я рад!

Здравствуйте. Что вас давно не видно?
Не ходили вы четыре дня.
А я весь облез, мне так обидно,
Хоть бы вы покрасили меня.

Две усталые, худые клячи
Катафалк потрепанный везут.
Кланяюсь. Желаю им удачи.
Да какая уж удача тут!

Медленно встает луна большая,
Так по петербургски голуба,
И спешат прохожие, не зная,
До чего трагична их судьба.

  ***

Ночь глубока. Далеко до зари.
Тускло вдали горят фонари.

Я потеряла входные ключи,
Дверь не откроют: стучи, не стучи.

В дом незнакомый вхожу не звоня,
Сколько здесь комнат пустых, без огня,

Сколько цветов, сколько зеркал,
Словно аквариум светится зал.

Сквозь кружевную штору окна,
Скользкой медузой смотрит луна.

Это мне снится. Это во сне.
Я поклонилась скользкой луне,

Я заглянула во все зеркала,
Я утонула. Я умерла...

 ***

В легкой лодке на шумной реке
Пела девушка в пестром платке.

Перегнувшись за борт от тоски,
Разрывала письмо на клочки.

А потом, словно с лодки весло,
Соскользнула на темное дно.

Стало тихо и стало светло,
Будто в рай распахнулось окно.

Заказать книги в ЧОУНБ 

Читать в библиотеке ЛитРес

* Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.

Нет времени читать - слушайте книги!


                                                                                                                                                                                                                                                Материал подготовил Владислав Бочаров,
библиотекарь отдела электронных ресурсов

 

Наверх