Александр Твардовский

Литературный календарь ЧОУНБ, Год Литературы         Александр Твардовский


Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В то, что они – кто старше, кто моложе –
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь, –
Речь не о том, но все же, все же, все же...


Я человек, который не знал, что так силен.

Александр Твардовский

Безумные! Когда раздадутся голоса молодые, резкие, — вы ещё как пожалеете, что с вами нет этого терпеливого критика, чей мягкий увещательный голос слышали все. Вам впору будет землю руками разгребать, чтобы Трифоныча вернуть. Да поздно.

Александр Солженицын

 

Литературный календарь ЧОУНБ, Год литературыАлександр  Трифонович  Твардовский – советский писатель и поэт.

Родился 8 (21) июня 1910 г. на хуторе Загорье рядом с деревней Сельцо (ныне в Смоленской области) в семье деревенского кузнеца Трифона Гордеевича Твардовского и Марии Митрофановны, происходящей из однодворцев.

Этот хутор был разобран после раскулачивания семьи Твардовских.

Дед поэта, Гордей Твардовский, был бомбардиром (солдатом-артиллеристом), служившим в Польше, откуда привёз прозвище «пан Твардовский», перешедшее к его сыну. Это прозвище (в реальности не связанное с дворянским происхождением) заставляло Трифона Гордеевича воспринимать себя скорее как однодворца, нежели крестьянина.

Мать же Твардовского, Мария Митрофановна, действительно происходила из однодворцев. Трифон Гордеевич был человеком начитанным – и по вечерам в их доме часто читали вслух Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Некрасова, Толстого, Никитина, Ершова. Стихи Александр начал сочинять рано, ещё будучи неграмотным, и не будучи в состоянии их записать. Первое стихотворение было гневным обличением мальчишек, разорителей птичьих гнёзд.

В 15 лет Твардовский стал писать маленькие заметки в смоленские газеты, а затем, собрав несколько стихотворений, принёс их Михаилу Исаковскому, работавшему в редакции газеты «Рабочий путь». Исаковский встретил поэта приветливо, став другом и наставником молодого Твардовского. В 1931 г. была опубликована его первая поэма «Путь к социализму». В 1935 г. в Смоленске в Западном областном государственном издательстве вышла первая книга «Сборник стихов» (1930–1935).

В 1939–1940 гг. в составе группы писателей Твардовский работал в газете Ленинградского военного округа «На страже Родины». 30 ноября 1939 г. в газете были опубликованы стихи Твардовского «Час настал». Одно из стихотворений поэта той поры посвящено полевой кухне:

Дельный — что и говорить —

Был старик тот самый,

Что придумал суп варить

На колёсах прямо!

Стихотворение «На привале» было напечатано в газете «На страже Родины» 11 декабря 1939 г. В статье «Как был написан „Василий Тёркин“» А. Твардовский сообщил, что образ главного героя был придуман в 1939 г. для постоянной юмористической рубрики в газете «На страже Родины».

В поэмах «Путь к социализму» (1931) и «Страна Муравия» (1934–1936) изобразил коллективизацию и мечты о «новой» деревне, а также скачущего на коне Сталина как предвестника светлого будущего.

Несмотря на то, что родители вместе с братьями Твардовского были раскулачены и сосланы, а его хутор был сожжён односельчанами, сам он поддержал коллективизацию крестьянских хозяйств.

Член ВКП(б) с 1940 г. Участвовал в присоединении к СССР Западной Белоруссии и в советско-финской войне (1939–1940) в качестве военного корреспондента.

В 1941–1942 гг. работал в Воронеже в редакции газеты Юго-Западного фронта «Красная Армия». Поэма «Василий Тёркин» (1941–1945), «книга про бойца без начала и конца» – самое известное произведение Твардовского; это цепь эпизодов из Великой Отечественной войны. Поэма отличается простым и точным слогом, энергичным развитием действия. Эпизоды связаны друг с другом только главным героем – автор исходил из того, что и он сам, и его читатель могут в любой момент погибнуть. По мере написания главы печатались в газете Западного фронта «Красноармейская правда» и были невероятно популярны на передовой. Поэма стала одним из атрибутов фронтовой жизни, в результате чего Твардовский сделался культовым автором военного поколения.

Помимо прочего, «Василий Тёркин» выделяется среди других произведений того времени полным отсутствием идеологической пропаганды, упоминаний о Сталине и партии.

В 1946 г. написана поэма «Дом у дороги», где упоминаются первые трагические месяцы Великой Отечественной войны.

В дни смерти и похорон Сталина А. Т. Твардовский написал следующие строки:

«В этот час величайшей печали
Я тех слов не найду,
Чтоб они до конца выражали
Всенародную нашу беду…»

В поэме «За далью – даль», написанной на пике хрущёвской «оттепели», писатель осуждает Сталина и, как и в книге «Из лирики этих лет. 1959–1968» (1969), размышляет о движении времени, долге художника, о жизни и смерти. В этой поэме наиболее ярко выразилась такая мировоззренческая сторона жизни и творчества Твардовского, как «державность». Но, в отличие от державников-сталинистов и неосталинистов, культ сильного государства, державы у Твардовского – не связан с культом какого-либо государственного деятеля и вообще конкретной формы государства.

Во второй период редакторства Твардовского в «Новом мире», особенно после XXII съезда КПСС, журнал стал прибежищем антисталинских сил в литературе, символом «шестидесятничества», органом легальной оппозиции советской власти.

В 1960-е годы Твардовский в поэмах «По праву памяти» (опубликована в 1987) и «Тёркин на том свете» пересмотрел своё отношение к Сталину и сталинизму. В это же время (начало 1960-х) Твардовский получил разрешение Хрущёва на публикацию рассказа Солженицына «Один день Ивана Денисовича».

Новая направленность журнала (либерализм в искусстве, идеологии и экономике, прикрывающийся словами о социализме «с человеческим лицом») вызвала недовольство не столько хрущёвско-брежневской партийной верхушки и чиновников идеологических отделов, сколько так называемых «неосталинистов-державников» в советской литературе. В течение нескольких лет велась острая литературная (и фактически идеологическая) полемика журналов «Новый мир» и «Октябрь» (главный редактор В. А. Кочетов, автор романа «Чего же ты хочешь?», направленного в том числе и против Твардовского). Стойкое идейное неприятие журнала выражали и «патриоты-державники».

После снятия Хрущёва с высших постов в прессе (журнал «Огонёк», газета «Социалистическая индустрия») была проведена кампания против журнала «Новый мир». Ожесточённую борьбу с журналом вёл Главлит, систематически не допускавший к печати самые важные материалы. Поскольку формально уволить Твардовского руководство Союза писателей не решалось, последней мерой давления на журнал было снятие заместителей Твардовского и назначение на эти должности враждебных ему людей. В феврале1970 г. Твардовский был вынужден сложить редакторские полномочия, часть коллектива журнала последовала его примеру. Редакция была, по сути, разгромлена. Записка КГБ «Материалы о настроениях поэта А. Твардовского» от имени Ю. В. Андропова была направлена 7 сентября 1970  в ЦК КПСС.

В «Новом мире» идеологический либерализм сочетался с эстетическим традиционализмом. Твардовский холодно относился к модернистской прозе и поэзии, отдавая предпочтение литературе, развивающейся в классических формах реализма. Многие крупнейшие писатели 1960-х годов публиковались в журнале, многих журнал открыл читателю. Например, в 1964 г. в августовском номере была опубликована большая подборка стихотворений воронежского поэта Алексея Прасолова.

Вскоре после разгрома «Нового мира» у Твардовского обнаружился рак лёгких. Умер писатель 18 декабря 1971 г. в дачном посёлке Красная Пахра Московской области. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Награды и премии

Сталинская премия второй степени (1941) — за поэму «Страна Муравия» (1936)

Сталинская премия первой степени (1946) — за поэму «Василий Тёркин» (1941—1945)

Сталинская премия второй степени (1947) — за поэму «Дом у дороги» (1946)

Ленинская премия (1961) — за поэму «За далью — даль» (1953—1960)

Государственная премия СССР (1971) — за сборник «Из лирики этих лет. 1959—1967» (1967)

три ордена Ленина (1939, 1960, 1967)

орден Трудового Красного Знамени (1970)

орден Отечественной войны I степени (30.4.1945)

орден Отечественной войны II степени (31.7.1944)

орден Красной Звезды (1940) — за участие в войне с белофиннами

 

Увековечение памяти:

В 1990 г. в честь писателя издан художественный маркированный конверт.

В Смоленске, Воронеже, Новосибирске, Балашихе и Москве именем Твардовского названы улицы.

Имя Твардовского присвоено московской школе № 279.

В честь А. Твардовского назван самолёт «Аэрофлота» Airbus A330-343E VQ-BEK.

В 1988 г. открыт мемориальный музей-усадьба «А. Т. Твардовский на хуторе Загорье»

22 июня 2013 г. в Москве на Страстном бульваре рядом с редакцией журнала «Новый мир» открыт памятник Твардовскому. Авторы — народный художник России Владимир Суровцев и заслуженный архитектор России Виктор Пасенко. При этом имел место казус: на граните памятника выбито «при участии министерсва культуры» с пропущенной второй буквой «т».

 

О Твардовском:

Твардовский — художник с мудрым сердцем  и чистой совестью, до последнего дыхания преданный поэзии, человек большого  гражданского мужества и честности...

Кайсын Кулиев

Творческая кухня поэта была скрыта от посторонних глаз. И только однажды, во время грибной прогулки по лесу, я оказался случайным свидетелем этого процесса. Продираясь сквозь заросли, я время от времени видел Александра Трифоновича, который, к моему удивлению, смотрел не под ноги, а прямо перед собой и что-то бормотал невнятно, нараспев. Я отошел, чтобы не мешать, но мой спутник меня уже не замечал. Он говорил все громче, все отчетливее... „И чью-то душу отпустила боль". И снова и снова одну и ту же фразу. И потом: „И чье-то сердце отпустила боль"... И так попеременно. Я отошел еще дальше, а строка эта продолжала звучать в моих ушах. Через несколько дней я услышал все стихотворение. Это были стихи:          

К обидам горьким собственной персоны
Не призывать участья добрых душ.
Жить, как живешь, своей страдой бессонной,
Взялся за гуж — не говори: не дюж.
С тропы своей ни в чем не соступая,
Не отступая — быть самим собой.
Так со своей управиться судьбой,
Чтоб в ней себя нашла судьба любая
И чью-то душу отпустила боль.

В этих словах смысл и цель всей огромной нелегкой жизни, они могли бы стать эпиграфом к книге о великом поэте нашего времени, эпитафией на его памятнике.

Орест Верейский

 

Стихотворения:

* * *

Есть имена и есть такие даты, –

Они нетленной сущности полны.

Мы в буднях перед ними виноваты, –

Не замолить по праздникам вины.

И славословья музыкою громкой

Не заглушить их памяти святой.

И в наших будут жить они потомках,

Что, может, нас оставят за чертой.

 

НОЧЛЕГ

Разулся, ноги просушил,

Согрелся на ночлеге,

И человеку дом тот мил,

Неведомый вовеки.

 

Дом у Днепра иль за Днепром,

Своим натопленный двором, –

Ни мой, ни твой, ничейный,

Пропахший обувью сырой,

Солдатским потом, да махрой,

Да смазкою ружейной.

 

И, покидая угол тот,

Солдат, жилец бездомный,

О нем, бывает, и вздохнет,

И жизнь пройдет, а вспомнит!

 

* * *

Не хожен путь,

И не прост подъем.

Но будь ты большим иль малым,

А только – вперед

За бегущим днем,

Как за огневым валом.

За ним, за ним –

Не тебе одному

Бедой грозит передышка –

За валом огня.

И плотней к нему.

Сробел и отстал – крышка!

Такая служба твоя, поэт,

И весь ты в ней без остатка.

- А страшно все же?

- Еще бы – нет!

И страшно порой.

Да – сладко!

 

 

Из поэмы «Василий Теркин»

О любви

Всех, кого взяла война,

Каждого солдата

Проводила хоть одна

Женщина когда-то...

 

Не подарок, так белье

Собрала, быть может,

И что дольше без нее,

То она дороже.

 

И дороже этот час,

Памятный, особый,

Взгляд последний этих глаз,

Что забудь попробуй.

 

Обойдись в пути большом,

Глупой славы ради,

Без любви, что видел в нем,

В том прощальном взгляде.

 

Он у каждого из нас

Самый сокровенный

И бесценный наш запас,

Неприкосновенный.

 

Он про всякий час, друзья,

Бережно хранится.

И с товарищем нельзя

Этим поделиться,

Потому — он мой, он весь —

Мой, святой и скромный,

У тебя он тоже есть,

Ты подумай, вспомни.

 

Всех, кого взяла война,

Каждого солдата

Проводила хоть одна

Женщина когда-то...

 

И приходится сказать,

Что из всех тех женщин,

Как всегда, родную мать

Вспоминают меньше.

 

И не принято родной

Сетовать напрасно, —

В срок иной, в любви иной

Мать сама была женой

С тем же правом властным.

 

Да, друзья, любовь жены, —

Кто не знал — проверьте, —

На войне сильней войны

И, быть может, смерти.

 

Ты ей только не перечь,

Той любви, что вправе

Ободрить, предостеречь,

Осудить, прославить.

 

Вновь достань листок письма,

Перечти сначала,

Пусть в землянке полутьма,

Ну-ка, где она сама

То письмо писала?

 

При каком на этот раз

Примостилась свете?

То ли спали в этот час,

То ль мешали дети.

То ль болела голова

Тяжко, не впервые,

Оттого, брат, что дрова

Не горят сырые?..

 

Впряжена в тот воз одна,

Разве не устанет?

Да зачем тебе жена

Жаловаться станет?

 

Жены думают, любя,

Что иное слово

Все ж скорей найдет тебя

На войне живого.

 

Нынче жены все добры,

Беззаветны вдосталь,

Даже те, что до поры

Были ведьмы просто.

 

Смех — не смех, случалось мне

С женами встречаться,

От которых на войне

Только и спасаться.

 

Чем томиться день за днем

С той женою-крошкой,

Лучше ползать под огнем

Или под бомбежкой.

 

Лучше, пять пройдя атак,

Ждать шестую в сутки...

Впрочем, это только так,

Только ради шутки.

 

Нет, друзья, любовь жены —

Сотню раз проверьте,—

На войне сильней войны

И, быть может, смерти.

 

И одно сказать о ней

Вы б могли вначале:

Что короче, что длинней —

Та любовь, война ли?

 

Но, бестрепетно в лицо

Глядя всякой правде,

Я замолвил бы словцо

За любовь, представьте.

 

Как война на жизнь ни шла,

Сколько ни пахала,

Но любовь пережила

Срок ее немалый.

 

И недаром нету, друг,

Письмеца дороже,

Что из тех далеких рук,

Дорогих усталых рук

В трещинках по коже.

 

И не зря взываю я

К женам настоящим:

— Жены, милые друзья,

Вы пишите чаще.

 

Не ленитесь к письмецу

Приписать, что надо.

Генералу ли, бойцу,

Это — как награда.

 

Нет, товарищ, не забудь

На войне жестокой:

У войны короткий путь,

У любви — далекий.

 

И ее большому дню

Сроки близки ныне.

А к чему я речь клоню?

Вот к чему, родные.

 

Всех, кого взяла война,

Каждого солдата

Проводила хоть одна

Женщина когда-то...

 

Но хотя и жалко мне,

Сам помочь не в силе,

Что остался в стороне

Теркин мой Василий.

 

Не случилось никого

Проводить в дорогу.

Полюбите вы его,

Девушки, ей-богу!

 

Любят летчиков у нас,

Конники в почете.

Обратитесь, просим вас,

К матушке-пехоте!

 

Пусть тот конник на коне,

Летчик в самолете,

И, однако, на войне

Первый ряд — пехоте.

 

Пусть танкист красив собой

И горяч в работе,

А ведешь машину в бой —

Поклонись пехоте.

 

Пусть форсист артиллерист

В боевом расчете,

Отстрелялся — не гордись,

Дела суть — в пехоте.

 

Обойдите всех подряд,

Лучше не найдете:

Обратите нежный взгляд,

Девушки, к пехоте.

 

Полюбите молодца,

Сердце подарите,

До победного конца

Верно полюбите!

 

Мальчик,  начавший в 14 лет писать заметки в смоленскую газету, комиссар на бесславной финской войне, военный корреспондент на Отечественной, честный редактор журнала и ремесленник от поэзии, он создал шедевры, без которых мы вряд ли бы поняли самую закрытую от нас до сих пор – из-за  ее циничной беспощадности к человеку – войну. Прочтите его «В тот день, когда окончилась война...».

 

В тот день, когда окончилась войн
И все стволы палили в счет салюта,
В тот час на торжестве была одна
Особая для наших душ минута … Читать дальше

 

Есть много способов убить поэта. Для Твардовского было избрано: отнять его детище — его страсть — его журнал. Мало было шестнадцатилетних унижений, смиренно сносимых этим богатырем,— только бы продержался журнал, только бы не прервалась литература, только бы печатались люди и читали люди. Мало! — и добавили жжение от разгона, от разгрома, от несправедливости. Это жжение прожгло его в полгода, через полгода он уже был смертельно болен и только по привычной выносливости жил до сих пор — до последнего часа в сознании. В страдании.

Александр Солженицын

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать в ЛитРес

* Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.

 

Материал подготовил Владислав Бочаров,
библиотекарь отдела электронных ресурсов

Наверх