1. Главная
  2. О библиотеке
  3. Год литературы
  4. Литературный календарь
  5. Март
  6. Габриэль Гарсия Маркес «Сто лет одиночества»

Габриэль Гарсия Маркес «Сто лет одиночества»

19 марта, литературный календарь    Габриэль Гарсия Маркес

   «Сто лет одиночества»

Маркес, Сто лет одиночества, ЧОУНБ, Публичка, год литературы, литературный календарь, читать

«Сто лет одиночества» — одна из величайших книг XX века колумбийского писателя Габриэля Гарсия Маркеса, автора книг в жанре магического реализма. Признан шедевром латиноамериканской и мировой литературы. Это одно из самых читаемых и переводимых произведений на испанском языке.

Странная, поэтичная, причудливая история зарождения, расцвета, заката и гибели рода Буэндиа — семьи, которая порождает святых и грешников, революционеров, героев и предателей, лихих авантюристов и женщин, слишком прекрасных для обычной жизни. В нем кипят необычайные страсти и происходят невероятные события.
История этого рода — это история одиночества, разобщённости членов семьи, их неспособности понять и быть понятыми друг другом. Да и сама история нескольких поколений семьи Буэндиа приобретает характер родового мифа, а с ним и его характерные черты — тяга к инцесту и связанное с ним проклятие, заданность и предопределённость судьбы героев.

Цитаты

Макондо было тогда небольшим селением с двумя десятками хижин, выстроенных из глины и бамбука на берегу реки, которая мчала свои прозрачные воды по ложу из белых отполированных камней, огромных, как доисторические яйца. Мир был ещё таким новым, что многие вещи не имели названия и на них приходилось показывать пальцем.

Вещи тоже живые. Надо только уметь разбудить в них душу...

«Какой сегодня день?» Аурелиано ответил ему, что вторник. «Я тоже так думал, — сказал Хосе Аркадио Буэндиа, — но потом заметил, что все ещё продолжается понедельник, который был вчера. Погляди на небо, погляди на стены, погляди на бегонии. Сегодня опять понедельник». Привыкший к его чудачествам, Аурелиано не обратил на эти слова внимания. На следующий день, в среду, Хосе Аркадио Буэндиа снова появился в мастерской. «Просто несчастье какое-то, — сказал он. — Погляди на воздух, послушай, как звенит солнце, все в точности как вчера и позавчера. Сегодня опять понедельник».

Человек не связан с землей, если в ней не лежит его покойник.

Но ей никак не удавалось осознать, что мальчик, уведенный цыганами, и есть этот самый дикарь, съедающий за обедом полпоросенка и испускающий ветры такой силы, что от них цветы вянут.

Если ты не боишься Бога, бойся металлов.

Не будем спать? Ну что ж, тем лучше. Так мы успеем больше взять от жизни.

Либералы готовились развязать войну. Поскольку в ту пору Аурелиано имел весьма туманное представление о консерваторах и либералах, тесть простыми словами изложил ему, в чем состоит разница между этими партиями. Либералы, говорил он, — это фасоны, скверные люди, они стоят за то, чтобы отправить священников на виселицу, ввести гражданский брак и развод, признать равенство прав законнорожденных и незаконнорожденных детей и, низложив верховное правительство, раздробить страну — объявить её федерацией. В противоположность им консерваторы — это те, кто получил бразды правления непосредственно от самого Господа Бога, кто ратует за устойчивый общественный порядок и семейную мораль, защищает Христа, основы власти и не хочет допустить, чтобы страна была раскромсана. Из чувства человечности Аурелиано симпатизировал либералам во всем, что касалось прав незаконнорожденных детей, но не мог понять, зачем нужно впадать в крайности и развязывать войну из-за чего-то такого, что нельзя потрогать руками.

... он сурово подводил итоги своей жизни, начиная понимать, как сильно любил в действительности тех людей, которых больше всего ненавидел.

Судя по тому, что говорили карты, Аурелиано Хосе было предначертано познать с нею счастье, в котором ему отказала Амаранта, вырастить вместе шестерых детей и, достигнув старости, умереть у неё на руках, но пуля, которая вошла ему в спину и пробила грудь, очевидно, плохо разбиралась в предсказаниях карт.

... пока мы живём на свете, мы остаёмся вашими матерями и, будь вы хоть сто раз революционеры, имеем право спустить с вас штаны и отлупить ремнём при первом же к нам неуважении.

Командуйте на вашей войне, а в моём доме командую я.

... многие решили, что они пали жертвой новой вздорной выдумки цыган, и предпочли больше не ходить в кино, рассудив, что у них достаточно своих собственных несчастий и незачем им проливать слезы над выдумками, злоключениями вымышленных лиц.

... человек, у которого все дела совести в совершенном порядке, способен есть без перерыва до тех пор, пока не устанет.

… она обладала редким даром не существовать до тех пор, пока в ней не появится необходимость.

— Мы приехали потому, — заявили они, — что все едут.

… дивное свойство — способность думать о прошлых радостях без горечи и раскаяния.

У жителей Макондо стало модным развлечением бродить по нескончаемым, пропитанным сыростью коридорам между рядами банановых деревьев; тишина там была совсем новенькая, такая нетронутая, словно её перенесли из каких-то других мест, где никто ни разу ею не пользовался, и потому она ещё не научилась толком передавать голоса. Иной раз нельзя было расслышать сказанного на расстоянии полуметра от вас, а то, что произнесли на другом конце плантации, доносилось с абсолютной отчётливостью.

Все они одинаковы, — жаловалась Урсула. — Поначалу растут спокойно, слушаются, серьёзные, вроде бы и мухи не обидят, но стоит только бороде показаться — и сразу же их на грех тянет.


читать Акунина 

 * Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ

Наверх