Андрей Белый

    Андрей Белый 

Как камень, пущенный из роковой пращи, 
Браздя юдольный свет, 
Покоя ищешь ты. Покоя не ищи. 
Покоя нет
.
Андрей Белый

Творчество Белого – это единственное по силе и своеобразию воплощение небытия «рубежа двух столетий», это художественная конструкция всех тех деструкций, что совершались в нем и вокруг него; раньше, чем в какой бы то ни было другой душе, рушилось в душе Белого здание XIX века и протуманились очертания двадцатого.
Ф.Степун

Андрей Белый – личность редкой, многогранной одаренности: замечательный писатель, поэт, критик, мемуарист, стиховед. В историю русской литературы Белый вошел как один из самых значительных представителей «второй волны» символизма, с характерным для нее «антидекадентским» пафосом и исканием истины в религиозно-философских построениях, в обращении к национальным духовно-эстетическим традициям и ценностям. Марина Цветаева назвала Белого «пленным духом». Воистину ему было тесно как в «земной оболочке», так и в пределах какого-то одного вида деятельности.

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать в библиотеке ЛитРес*

Андрей Белый (настоящее имя Борис Николаевич Бугаев) родился 26 октября в семье известного математика и философа, профессора Московского университета Николая Васильевича Бугаева. Мать, Александра Дмитриевна, – была одной из первых московских красавиц, занималась музыкой и пыталась противопоставить художественное влияние «плоскому рационализму» отца. Суть этого родительского конфликта постоянно воспроизводилась Белым в его позднейших произведениях.

Первые годы своей биографии Борис Бугаев прожил на Арбате. Образование получил в гимназии Поливанова, одной из лучших в Москве. Там на последних курсах занялся буддизмом, литературой, оккультизмом. Затем поступил в Московский университет на физико-математический факультет, но не оставил литературу.

В студенческие годы Бугаев знакомится с поэтами-символистами Серебряного века В. Брюсовым, К. Бальмонтом, Д. Мережковским, З. Гиппиус. Сближается с семьей М. С. Соловьева, брата философа Вл. Соловьева. Их дом стал второй семьей для молодого поэта, здесь сочувственно встретили его первые литературные опыты, познакомили с новейшим искусством (творчеством М. Метерлинка, Г. Ибсена, О. Уайльда, Г. Гауптмана) и философией (А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, Вл. Соловьев). Именно у Соловьевых в 1901 г. поэт прочитал свои первые стихи и «симфонии» (ритмизированную поэзию), которые произвели на всех присутствовавших большое впечатление. Было решено – родился новый поэт. Чтобы не огорчать профессора Бугаева «символистским» дебютом сына, М. С. Соловьев придумал автору псевдоним – Андрей Белый.

Осенью 1903 г. Андрей Белый становится одним из организаторов и идейных вдохновителей жизнетворческого кружка «аргонавтов», исповедовавшего идеи символизма как религиозного творчества («теургии»), равенства «текстов жизни» и «текстов искусства», любви-мистерии как пути к эсхатологическому преображению мира. «Аргонавтические» мотивы развивались в статьях Белого этого периода, напечатанных в «Мире искусства», «Новом пути», «Весах», «Золотом руне», а также в сборнике стихов «Золото в лазури» (1904).

Тогда же начинается активная переписка Белого с Блоком по поэтическим и философско-религиозным вопросам. После личного знакомства в 1904 г. между поэтами возникает интимная и «мистическая», экзальтированная дружба. Вскоре их отношения приобретают драматический характер: в 1906 г. Белый переживает мучительное увлечение супругой Блока Любовью Дмитриевной  (Менделеевой). Отношения поэтов прерываются, но переписка между ними, свидетельствующая о глубинной противоречивой близости, продолжалась до смерти Блока и составила важнейшую страницу эпистолярной культуры «серебряного века». 

Расставшись с Любовью Дмитриевной, Андрей Белый уезжает из России и несколько лет живет в Европе. Важнейшие творческие достижения этого периода – изданные в 1909 г. сборники стихов «Пепел» и «Урна». В «Пепле», само название символически подчеркивает прощание со «сгоревшими» былыми мистическими надеждами. В сборнике слышны отзвуки революции 1905–1907 гг., Белый увидел Россию такой, какой ее не видели поэты со времен Н. А. Некрасова. Сборник исполнен социального трагизма, безысходности, отчаяния, предчувствия не мистических, а социальных потрясений, не­сущих гибель культуре, к которой он сам принадлежал.

1909–1910-е г. – начало перелома в мироощущении Белого, поисков новых позитивных «путей жизни». Подводя итоги прежней творческой деятельности, Белый собирает и издает три тома критических и теоретических статей («Символизм», 1910; «Луг зеленый», 1910; «Арабески», 1911).

Начало нового творческого этапа ознаменовалось гражданским браком Белого с художницей Асей Тургеневой, разделившей с ним годы странствий (Сицилия – Тунис – Египет – Палестина), описанных в двух томах «Путевых заметок». На Востоке он ищет новые духовные ценности, которые придут на смену «одряхлевшим» ценностям Европы. Вместе с Асей поэт переживает и новый период восторженного ученичества у создателя антропософии Рудольфа Штейнера. Белый становится его учеником, отражая идеи учителя в своих произведениях. Фактически отойдя от прежнего круга писателей. Все друзья и почитатели таланта Андрея Белого боялись, что, попав под влияние Штейнера, поэт потеряет свою самобытность как художник, что пропадет своеобразность его красок и яркость его языка. Все это причиняло ему лишние страдания и заставляло тратить силы на то, чтобы доказывать обратное. В те же годы Белый впервые заявил о себе как прозаик, издав романы «Серебряный голубь» (1909) и «Петербург» (1912) – высшее достижении прозы русского символизма. Тема романа выросла из двухсотлетней мифологии Петербурга, в ней сложно взаимодействуют подтексты едва ли не всей классической русской литературы «петербургского периода». По словам Д. С. Лихачева, Петербург в романе – «не между Востоком и Западом, а Восток и Запад одновременно, т. е. весь мир». Определенный интерес представляют автобиографические повести, первой из которых по времени создания стал «Котик Летаев» (1914–1915)

В 1916 г. Белый был вызван в Россию для проверки своего отношения к воинской повинности. Ася за ним не последовала, решив навсегда расстаться с мужем, и осталась в швейцарском городе Дорнахе, полностью посвятив себя делу Штейнера, участвуя в создании Гётеанума – антропософского центра-храма. Ее называли «антропософской монахиней». Белый остался совершенно один. Он посвятил Асе большое количество стихов. Ее образ можно узнать в Кате из «Серебряного голубя».

После 1923 г. Белый безвыездно жил в России. Преподава в московском пролеткульте теорию поэзии и прозы для молодых пролетарских писателей. В 1926 г. вышла в свет романная дилогия Андрея Белого «Москва», состоящая из романов «Московский чудак» и «Москва под ударом». В этот период он активно обращается к мемуарному жанру. Желание раскрыть известные Белому моменты биографии Александра Блока привели к созданию «Воспоминаний о Блоке», опубликованных в 1922–1923 гг. Мемуарная трилогия, включившая книги «На рубеже двух столетий», «Начало века», «Между двух революций», созданные в 1930–1934 годах, подытожила впечатления поэта о событиях конца девятнадцатого столетия и первых десятилетиях века двадцатого. Значительным вкладом в литературоведческую науку стали исследования Андрея Белого «Ритм как диалектика и «Медный всадник» (1929) и «Мастерство Гоголя» (1934). 

Важнейшая часть наследия Белого – работы по филологии, прежде всего, по стиховедению и поэтической стилистике. Эти исследования оказали во многом определяющее влияние на литературоведение XX в. заложили основы современного научного стиховедения.

В этот период в жизни Андрея Белого появилась женщина, которой суждено было провести с ним последние годы. Клавдия Алексеева, Клодя, как называл ее писатель, стала его второй женой в 1931 г. Впоследствии она стала исследователем  его творчества, автором книги «Воспоминания об Андрее Белом». У нее на руках 8 января 1934 г. писатель скончался от паралича дыхательных путей. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Стихи:

ЛЮБОВЬ

Был тихий час. У ног шумел прибой.
Ты улыбнулась, молвив на прощанье:
«Мы встретимся... До нового свиданья...»
То был обман. И знали мы с тобой,

что навсегда в тот вечер мы прощались.
Пунцовым пламенем зарделись небеса.
На корабле надулись паруса.
Над морем крики чаек раздавались.

Я вдаль смотрел, щемящей грусти полн.
Мелькал корабль, с зарею уплывавший
средь нежных, изумрудно-пенных волн,
как лебедь белый, крылья распластавший.

И вот его в безбрежность унесло.
На фоне неба бледно-золотистом
вдруг облако туманное взошло
и запылало ярким аметистом.

(1901–1902), Москва

ДУХ

Я засыпал... (Стремительные мысли
Какими-то спиралями неслись:
Приоткрывалась в сознающем смысле
Сознанию неявленная высь) –

И видел духа... Искрой он возник...
Как молния, неуловимый лик
И два крыла – сверлящие спирали –
Кровавым блеском разрывали дали.

Открылось мне: в законах точных числ,
В бунтующей, мыслительной стихии –
Не я, не я – благие иерархии
Высокий свой запечатлели смысл.

Звезда... Она – в непеременном блеске...
Но бегает летучий луч звезды
Алмазами по зеркалу воды
И блещущие чертит арабески.

(1914)

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать в библиотеке ЛитРес

* Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.

 Материал подготовлен Екатериной Черепановой,
библиографом ИБО

Наверх