Марина Цветаева

Марина ЦветаеваЛитературный календарь
         Марина Цветаева

 Что же мне делать, певцу и первенцу,
В мире, где наичернейший - сер!
Где вдохновенье хранят, как в термосе!
С этой безмерностью
В мире мер?!
  Марина Цветаева

Литературный календарь ЧОУНБМарина Ивановна Цветаева (1892-1941) –  русская поэтесса, прозаик, переводчица, одна из крупнейших поэтов XX века. Цветаева – поэтесса трагического склада, трагической судьбы, она осталась в истории русской литературы «одиноким духом». Романтический максимализм, обреченность любви, неприятие повседневного бытия – основные темы ее поэзии. «Более страстного голоса в  русской поэзии XX века  не  звучало», – сказал о Марине Цветаевой Иосиф Бродский. Ее произведения не ценились советским режимом. Литературная реабилитация Цветаевой началась лишь в 1960-х гг. Цветаева со всей своей непросто сложившейся судьбой, со всей яркостью самобытного дарования по праву вошла в русскую поэзию XX века. «Моим стихам, как драгоценным винам, Настанет свой черед…», – писала Цветаева в одном из ранних стихотворений. И предсказание это сбылось. «Думается, – писал один из исследователей ее творчества, – Марина Цветаева нашла, наконец, свое время. Именно сегодняшние читатели – ее настоящие современники».

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать в библиотеке ЛитРес*

Фрагменты биографии и творчества

Марина Цветаева родилась 26 сентября (8 октября) 1892 г. в Москве, в день, когда православная церковь празднует память апостола Иоанна Богослова.

Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья,
Я родилась.
Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.

Ее отец, Иван Владимирович Цветаев, профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед, стал в дальнейшем директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств. Мать, Мария Мейн, была талантливой пианисткой, ученицей Николая Рубинштейна, происходила из обрусевшей польско-немецкой семьи. Умерла она в молодом возрасте в 1906 г., воспитание дочерей Марины и Анастасии и их сводного брата Андрея легло на плечи ответственного и беззаветно их любившего отца, который знакомил детей с классической отечественной и зарубежной литературой, искусством. Иван Владимирович поощрял изучение европейских языков, следил за тем, чтобы все дети получили основательное образование.

Литературный календарь ЧОУНБ

С ранних лет нам близок, кто печален,
Скучен смех и чужд домашний кров...
Наш корабль не в добрый миг отчален
И плывет по воле всех ветров!
Все бледней лазурный остров-детство,
Мы одни на палубе стоим.
Видно грусть оставила в наследство
Ты, о мама, девочкам своим!

Литературный календарь ЧОУНБ

Жили Цветаевы в своем уютном московском особняке; лето проводили на даче в Тарусе, в Подмосковье, иногда совершали заграничные поездки. Юность Марины Цветаевой была проникнута особой духовной атмосферой. Начав образование в Москве, она продолжила его в Лозанне и Фрейбурге. В 16 лет Цветаева осуществила самостоятельную поездку в Париж, где прослушала в Сорбонне курс старофранцузской литературы.

Писать стихи Марина Цветаева начала уже в шестилетнем возрасте, причем на трех языках: русском, французском и немецком. В восемнадцать лет она выпустила в 1910 г. на свои собственные деньги первый сборник стихов под названием «Вечерний альбом», в который были включены в основном произведения, написанные за ученической партой. В период с 1912 по 1913 гг. вышли еще два сборника: «Волшебный фонарь» и «Из двух книг», изданные при содействии друга юности Цветаевой Сергея Эфрона, за которого она вышла замуж в 1912 г. В сентябре того же года у Марины и Сергея родилась дочь Ариадна (Аля).

Анализируя ранние стихотворения Цветаевой, критики отмечают, что для нее не существовало объектов для подражания, эталонов – всех высот автор достигла за счет своей неповторимой индивидуальности. Марина Цветаева была действительно «не с теми, не с этими, не с третьими, не с сотыми… ни с кем, одна, всю жизнь, без книг, без читателей… без круга, без среды, без всякой защиты, причастности, хуже чем собака…» – так писала она Ю. Иваску в 1933 г. Она была с «Байроном, с Пушкиным, с Гейне, с поэзией, с душой…». Она была «с Рильке – без Рильке, с Пастернаком – без Пастернака, то есть с ними-поэтами, но не всегда с ними-людьми…». Ее первые сборники были одобрены в поэтических кругах. Творчество юной поэтессы привлекло к себе внимание знаменитых поэтов – Валерия Брюсова, Максимилиана Волошина, Николая Гумилева. В этом же году Цветаева написала свою первую критическую статью «Волшебство в стихах Брюсова».

Октябрьскую революцию Цветаева не приняла, видя в ней «восстание сатанинских сил». Нелепо обвинять Цветаеву и за «неучастие» в событиях страны и за полное нежелание быть борцом. «Все окна флагами кипят. Одно – занавешено». Как отмечает поэтесса Татьяна Смертина: «Это не уход в себя – а мучительное, гениальное умение видеть нынешний день сверху (через время)».

Послереволюционные годы и годы Гражданской войны оказались для Цветаевой очень тяжелыми. Сергей Эфрон служил в рядах Белой армии.

Литературный календарь ЧОУНБМарина с дочерьми Алей и Ирочкой, которая родилась в 1917 г., жила в Москве. Близкие уговорили Цветаеву отдать дочерей в приют в Кунцево – на время, конечно. Главный резон был, что там топят и кормят. Необходимо было пережить наступающую зиму 1919-1920гг., и было очевидно, что Цветаева не в состоянии обогреть и прокормить детей. Она понимала это яснее других и в середине ноября 1919 г. отдала их в приют. От рождения слабая и болезненная Ирочка Эфрон умерла там зимой 1920 г. от голода.

В эти трагические годы она старается отрешиться от реальности и уйти в творчество. Пишет цикл стихов «Лебединый стан», проникнутый сочувствием к белому движению, а также романтические пьесы «Метель», «Фортуна» и др., создает поэмы «Егорушка», «Царь-девица» и «На красном коне».

Литературный календарь ЧОУНБМуж Цветаевой С. Я. Эфрон, пережив разгром Деникина, стал студентом Пражского университета. В мае 1922 г. Цветаевой с дочерью Алей разрешили уехать за границу – к мужу. Сначала они недолго жили в Берлине, затем три года в предместьях Праги. В Чехии написаны знаменитые «Поэма Горы» и «Поэма Конца», посвященные Константину Родзевичу. В 1925 г. после рождения сына Георгия семья перебралась в Париж. Большинство из созданного Цветаевой в эмиграции осталось неопубликованным. В 1928 г. в Париже выходит последний прижизненный сборник поэтессы – «После России», включивший в себя стихотворения 1922–1925 гг. Позднее Цветаева напишет об этом так: «Моя неудача в эмиграции – в том, что я не эмигрант, что я по духу, то есть по воздуху и по размаху – там, туда, оттуда…». В отличие от стихов, не получивших в эмигрантской среде признания, успехом пользовалась ее эссеистская проза. Она заняла основное место в творчестве Цветаевой 1930-х гг. В это время изданы «Мой Пушкин», «Мать и музыка», «Дом у Старого Пимена», «Повесть о Сонечке», воспоминания о Максимилиане Волошине, Михаиле Кузмине, Андрее Белом и др. Современники отмечали, что стихи Марины Цветаевой сложны для восприятия, проза куда понятнее и глубже. Она с первых слов, с первых строк очаровывает, завораживает: перед читателем разворачивается музыкально-поэтическое полотно воспоминаний, критических замечаний, дневниковых записей. То, что не выплеснулось в стихи, высказалось в прозе, а так как в основе того и другого лежат биографические факты, мы сталкиваемся с необычным явлением: Марина Цветаева рассказала о времени и о себе языком поэзии и прозы, и эти два жанра органично дополняют друг друга.

Летом 1939 г. Марина Цветаева вслед за мужем и дочерью вернулась в СССР. Вскоре муж и дочь были арестованы, сестра Анастасия оказалась в лагере. С началом войны она с сыном была эвакуирована в Елабугу. Здесь доведенная до отчаяния, измученная глубочайшей депрессией, вызванной одиночеством, нуждой и многими несчастьями, обрушившимся на нее, 31 августа 1941 г. Марина Ивановна покончила жизнь самоубийством. Была похоронена на Петропавловском кладбище в Елабуге, но точное место ее могилы до сих пор никому неизвестно. Ее сестра Анастасия поставила в той части кладбище табличку с надписью о том, что где-то здесь в этой стороне похоронена Цветаева. В 1990 г. Алексей II дал благословление на то, чтобы отпеть Цветаеву, хотя у православных отпевать самоубийц запрещено.

Литературный календарь ЧОУНБПамятный камень в Тарусе. В эмиграции она написала: «Я бы хотела лежать на тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах земляника. Но если это несбыточно, если не только мне там не лежать, но и кладбища того уж нет, я бы хотела, чтобы на одном из тех холмов поставили, с тарусской каменоломни, камень: “Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева“».

Предсмертная записка Цветаевой сыну:

«Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але – если увидишь – что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик».

Сергей Эфрон об этом уже не узнал – он был расстрелян 16 августа 1941 г., погиб на две недели раньше Марины. Дочь Ариадна была арестована в 1939 г., была реабилитирована в 1955 г. за отсутствием состава преступления. Вернулась в Москву. Жилплощадь ей не была предоставлена; вместе с огромным архивом матери она ютилась в крохотной комнатушке коммунальной квартиры. Подготовила к печати издания сочинений матери. Была хранительницей ее архива, оставила воспоминания, опубликованные в журналах «Литературная Армения» и «Звезда». Много работала над стихотворными переводами, в основном с французского. Писала оригинальные стихи, опубликованные только в 1990-е гг. Скончалась Ариадна Сергеевна Эфрон в тарусской больнице от обширного инфаркта в 1975 г.

Литературный календарь ЧОУНБСын Георгий погиб на войне в 1944 г. Осталась краткая запись в книге учета полка: «Красноармеец Георгий Эфрон убыл в медсанбат по ранению 7.7.44 г.». Вот и все, что известно о его кончине. Прожил 19 лет! За неделю до своей гибели Георгий писал с фронта своим тетушкам: «Дорогая Лиля и Зина! 28-го получил Вашу открытку и обрадовался ей чрезвычайно... Письма на фронте очень помогают, и радуешься им несказанно как празднику... Кстати, мертвых я видел первый раз в жизни: до сих пор я отказывался смотреть на покойников, включая и М. И….». Мур, по воспоминаниям современников, был светлой и сильной личностью, время оборвало его взлет, он ничего не успел. Во многих статьях исследователей жизни Цветаевой, по мнению ряда критиков, бытует очень жестокое и неверное досужее рассуждение: будто бы Георгий был так сердит на мать, что не пожелал ее видеть умершую, проститься с ней. Но из последнего письма Мура четко видно – он просто боялся ушедших из жизни, а увидеть неживой свою мать – это было свыше его сил, она так и осталась в его юной памяти – живой!

Борис Пастернак «Памяти Марины Цветаевой»

…Что делать мне тебе в угоду?
Дай как-нибудь об этом весть.
В молчаньи твоего ухода
Упрек невысказанный есть.
Bсегда загадочны утраты.
В бесплодных розысках в ответ
Я мучаюсь без результата:
У смерти очертаний нет.
Тут все – полуслова и тени,
Обмолвки и самообман,
И только верой в воскресенье
Какой-то указатель дан…

Современники о Марине Цветаевой

- Марина Цветаева – статная, широкоплечая женщина с широко расставленными серо-зелеными глазами. Ее русые волосы коротко острижены, высокий лоб спрятан под челку. Темно-синее платье не модного, да и не старомодного, а самого что ни на есть простейшего покроя, напоминающего подрясник, туго стянуто в талии широким желтым ремнем. Через плечо перекинута желтая кожаная сумка вроде офицерской нолевой или охотничьего патронташа – и в этой не женской сумке умещаются и сотни две папирос, и клеенчатая тетрадь со стихами. Куда бы ни шла эта женщина, она кажется странницей, путешественницей. Широкими мужскими шагами пересекает она Арбат и близлежащие переулки, выгребая правым плечом против ветра, дождя, вьюги, – не то монастырская послушница, не то только что мобилизованная сестра милосердия. Все ее существо горит поэтическим огнем, и он дает знать о себе в первый же час знакомства.
Павел Антакольский

- В ней поражало сочетание надменности и растерянности: осанка была горделивой – голова, откинутая назад, с очень высоким лбом; а растерянность выдавали глаза: большие, беспомощные, как будто невидящие – Марина страдала близорукостью. Волосы были коротко подстрижены в скобку. Она казалась не то барышней-недотрогой, не то деревенским пареньком. В одном стихотворении Цветаева говорила о своих бабках: одна была простой русской женщиной, сельской попадьей, другая – польской аристократкой. Марина совмещала в себе старомодную учтивость и бунтарство, высокомерность и застенчивость, книжный романтизм и душевную простоту.
Илья Эренбург

Из стихов Марины Цветаевой

Кто создан из камня, кто создан из глины,–
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело – измена, мне имя – Марина,
Я – бренная пена морская.
Кто создан из глины, кто создан из плоти –
Тем гроб и нагробные плиты...
– В купели морской крещена – и в полете
Своем – непрестанно разбита!
Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьется мое своеволье.
Меня – видишь кудри беспутные эти? –
Земною не сделаешь солью.
Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной – воскресаю!
Да здравствует пена – веселая пена –
Высокая пена морская!

***

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче – всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,–
Все жаворонки нынче – вороны!
Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»
И слезы ей – вода, и кровь -
Вода,– в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха – Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.
Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая...
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?»
Вчера еще – в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,–
Жизнь выпала – копейкой ржавою!
Детоубийцей на суду
Стою – немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»
Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал – колесовать:
Другую целовать», – ответствуют.
Жить приучил в самом огне,
Сам бросил – в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе – я сделала?
Все ведаю – не прекословь!
Вновь зрячая – уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.
Самo – что дерево трясти! –
В срок яблоко спадает спелое...
– За все, за все меня прости,
Мой милый,– что тебе я сделала!

***

Вот опять окно,
Где опять не спят.
Может – пьют вино,
Может – так сидят.
Или просто – рук
Не разнимут двое.
В каждом доме, друг,
Есть окно такое.
Не от свеч, от ламп темнота зажглась:
От бессонных глаз!
Крик разлук и встреч –
Ты, окно в ночи!
Может – сотни свеч,
Может – три свечи...
Нет и нет уму
Моему покоя.
И в моем дому
Завелось такое.
Помолись, дружок, за бессонный дом,
За окно с огнем!

***

Вы, идущие мимо меня
К не моим и сомнительным чарам, –
Если б знали вы, сколько огня,
Сколько жизни, растраченной даром, 
И какой героический пыл
На случайную тень и на шорох...
И как сердце мне испепелил
Этот даром истраченный порох. 
О, летящие в ночь поезда,
Уносящие сон на вокзале...
Впрочем, знаю я, что и тогда
Не узнали бы вы – если б знали – 
Почему мои речи резки
В вечном дыме моей папиросы,—
Сколько темной и грозной тоски
В голове моей светловолосой.

Читайте в Публичке!

Цветаева, М. И. Сочинения : в 2 т. / Марина Цветаева ; [сост., подгот. текста, вступ. ст. А. Саакянц]. – Москва : Худож. лит., 1988.84Р6
Ц 271
К-428686

Цветаева, М. И. Сочинения : в 2 т. / Марина Цветаева ; [сост., подгот. текста, вступ. ст. А. Саакянц]. – Москва : Худож. лит., 1988.

Т. 1: Стихотворения, 1908–1941. Поэмы. Драматические произведения. – 1988. – 817 с.

Цветаева, М. И. Сочинения : в 2 т. / Марина Цветаева ; [сост., подгот. текста, вступ. ст. А. Саакянц]. – Москва : Худож. лит., 1988.84Р6
Ц 271
К-427949

Цветаева, М. И. Сочинения : в 2 т. / Марина Цветаева ; [сост., подгот. текста, вступ. ст. А. Саакянц]. – Москва : Худож. лит., 1988.

Т. 2: Проза. Письма. – 1988. – 638 с., 9 л. ил.

 

Швейцер, В. А. Быт и бытие Марины Цветаевой / В. А. Швейцер. – [2-е изд.]. – Москва : Мол. гвардия, 2003. – 590 с. : ил., портр. – (Жизнь замечательных людей ; вып. 1053(853). - Библиогр. : с. 564–580. 83.3Р6
Ц 271Ш
К-539480

Швейцер, В. А. Быт и бытие Марины Цветаевой / В. А. Швейцер. – [2-е изд.]. – Москва : Мол. гвардия, 2003. – 590 с. : ил., портр. – (Жизнь замечательных людей ; вып. 1053(853). - Библиогр. : с. 564–580. 

 

Биография Марины Цветаевой полна драматизма, как судьбы многих героев Серебряного века. И все же жизнь этой женщины-поэта не похожа на жизнь большинства ее современников. Борясь с труднейшей реальностью, преодолевая быт, Цветаева жила на высотах духа, открывая читателям просторы Бытия.
Книга Виктории Швейцер – исследование, написанное на основе многолетней работы в архивах, встреч со знавшими Цветаеву людьми, серьезного и плодотворного анализа ее творчества. Автор повествует о своей героине с мудрой любовью понимания, приближая читателя к неповторимому миру этой высокой и одинокой души.

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать в библиотеке ЛитРес*

*Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.

Материал подготовлен В. Ильиной, библиографом ИБО




Наверх