Андрей Платонов

Литературный календарь ЧОУНБ, Год литературы          Андрей Платонов

 Искусство заключается в том, чтобы посредством наипростейшего выразить наисложнейшее. Оно – высшая форма экономии.
Андрей Платонов

Впечатление от Платонова было такое, будто разговариваешь с ровесником. Он не подавлял, разговор с ним протекал легко, без всяких усилий. Он был настоящий и в творчестве, и в жизни. Настоящий не может позировать, быть недоступным. Для него все естественно: слова, поступки, дела.
Федот Сучков

Литературный календарь ЧОУНБ, Год литературыАндрей  Платоноврусский советский писатель, прозаик, один из наиболее самобытных по стилю русских литераторов первой половины XX века.

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать в библиотеке ЛитРес*

Андрей  Платонов (настоящая фамилия Климентов) родился 1 сентября 1899 г. в Воронеже, в семье железнодорожного слесаря Платона Фирсовича Климентова (1870–1952). Учился в церковноприходской школе, затем в городском училище. В возрасте 15 лет (по некоторым данным, уже в 13 лет) начал работать, чтобы поддержать семью.

Участвовал в гражданской войне в качестве фронтового корреспондента. С 1919 г. он публиковал свои произведения, сотрудничая с несколькими газетами как поэт, публицист и критик. В 1920 г. сменил свою фамилию с Климентов на Платонов (псевдоним образован от имени отца писателя). В 1924 г. он оканчивает политехникум и начинает работать мелиоратором и электротехником.

В 1926 г. были написаны «Епифанские шлюзы», «Эфирный тракт», «Город Градов». Постепенно отношение Платонова к революционным преобразованиям меняется до их непринятия.

В 1931 г. опубликованное произведение «Впрок» вызвало резкую критику А. А. Фадеева и И. В. Сталина. После этого Платонова перестают печатать. Исключением стала повесть «Река Потудань», которая была напечатана в 1937 г. В мае этого же года арестован  его 15-летний сын Платон, вернувшийся после хлопот друзей Платонова из заключения осенью 1940 г. неизлечимо больным туберкулёзом. В январе 1943 г. сын Андрея Платонова умер.

Во время Великой Отечественной войны военные рассказы Платонова появляются в печати. Существует мнение, что это было сделано с личного разрешения Сталина.

В конце 1946 г.  напечатан рассказ Платонова – «Возвращение» («Семья Иванова»), за который писатель в 1947 г. подвергся нападкам и был обвинён в клевете. После этого возможность печатать свои произведения была для Платонова закрыта. В конце 1940-х годов, лишенный возможности зарабатывать на жизнь сочинительством, Платонов занимается литературной обработкой русских и башкирских сказок, которые печатаются в детских журналах. Мировоззрение Платонова эволюционировало от веры в переустройство социализма к ироничному изображению будущего.

Платонов умер от туберкулёза, которым заразился, ухаживая за сыном, 5 января 1951 г. в Москве, похоронен на Армянском кладбище.

Память:

По просьбе Е. А. Таратуты в честь писателя астроном Крымской Астрофизической Обсерватории Людмила Карачкина назвала астероид, открытый 7 сентября 1981 г., – Platonov, (3620).

В Воронеже имя писателя носят: улица, библиотека, гимназия, литературная премия, международный фестиваль искусств.

В центре Воронежа на проспекте Революции перед одним из корпусов Воронежского университета установлен памятник писателю с цитатой из его рассказа «Жена машиниста»: «Без меня народ неполный…».

15 декабря 2011 г. в Воронежском литературном музее открылась постоянно действующая выставка, посвящённая жизни и творчеству писателя.

О творчестве:

Сложное мировоззрение Андрея Платонова сочетает в себе элементы коммунизма, христианства и экзистенциализма и не поддаётся однозначному определению.

Одной из наиболее ярких отличительных черт платоновского творчества является его оригинальный, не имеющий аналогов в русской литературе язык, который часто называют «первобытным», «нескладным», «самодельным» и т. п. Платонов активно использует приём отстранения, его проза изобилует лексическими и грамматическими «неправильностями», характерными для, например, детской речи. Ю. И. Левин выделяет такие характерные для Платонова приёмы, как избыточность («Вощев… отворил дверь в пространство», «его тело отощало внутри одежды»), использование (синтаксически неправильных) конструкций типа «глагол + обстоятельство места» («думаешь в голову», «ответил… из своего высохшего рта», «узнал желанье жить в эту разгороженную даль»), употребление предельно обобщённой лексики («природа», «пространство», «погода») вместо конкретных пейзажных описаний («Прушевский осмотрел пустой район близлежащей природы», «старое дерево росло… среди светлой погоды»), активное использование придаточных причины («наступила пора питаться для дневного труда») и цели («Настя… топталась около мчавшихся мужиков, потому что ей хотелось»), по смыслу часто излишних или логически немотивированных. По мысли исследователя, с помощью этих оборотов Платонов формирует «пантелеологическое» пространство текста, где «всё связано со всем», а все события разворачиваются среди единой «природы». Отмечается также активное употребление типично советских бюрократизмов, часто в ироническом ключе («конфисковать её ласки»), но далеко не всегда. В творчестве Андрея Платонова форма и содержание составляют единое, неразрывное целое, то есть сам язык платоновских произведений является их содержанием.

К числу ключевых мотивов в творчестве Платонова относится тема смерти и её преодоления. Анатолий Рясин пишет о платоновской «метафизике смерти». Попавший в молодости под влияние идей Николая Фёдорова, Платонов неоднократно обращается к идее воскрешения мёртвых, которая в сознании его героев связывается с грядущим приходом коммунизма («Прушевский! Сумеют или нет успехи высшей науки воскресить назад сопревших людей? – Нет… – Врёшь! (…) Марксизм всё сумеет. Отчего ж тогда Ленин в Москве целым лежит?»). Один из повторяющихся мотивов в его творчестве – смерть ребёнка: в «Котловане» соответствующая сцена становится ключевой – после смерти своей воспитанницы Насти работники, копающие котлован, теряют веру во всесилие коммунизма и надежду на победу над смертью («Я теперь ни во что не верю!»). Левин называет Платонова экзистенциалистом.

Иосиф Бродский в своём эссе «Катастрофы в воздухе» упоминает Андрея Платонова в одном ряду с Джеймсом Джойсом, Робертом Музилем и Францем Кафкой. Михаил Волохов сравнивал Платонова с Ионеско и Беккетом.

Воспоминания друзей:

«В Рогачевке, где он мелиорацию проводил, Андрей привлек своего брата Петра. Они сделали орошение, и там зацвели сады. Когда осенью поспели фрукты, вдруг к нам домой привозят – не помню, на машине или подводе  – огромное количество груш. Андрей даже в ужас пришел: куда девать? Всю кухню завалили. А у меня братьев было еще трое, и Андрей сказал нам: «Вы собирайте всех воронежских ребят, пусть они приходят, едят сколько хотят и с собой берут, чтобы все груши разобрали». В этом был весь Платонов. Он всегда хотел сделать что-то доброе и полезное для людей».

В. А. Трошкина

«В «Красной звезде» работали Толстой, Шолохов, Эренбург, Симонов, Павленко, Тихонов, Катаев. Всех не перечислишь. Работали дружно, отношения были не такие, как бывало в Союзе писателей. И отношение всех этих писателей к Платонову в газете было самое доброе, сердечное. Его очерки отличались тем, что в них была правда войны, правда жизни. У него не было полуправды. Он писал правду жизни, а на войне – и правду смерти. Не было у него выспренних фраз, не было ура-победных восклицаний. Он писал, как и жил, достойно и честно, не скрывая того, что пришлось пережить и живым, и мертвым».

Давид Ортенберг

«Я не помню таких случаев, чтобы Платонов жаловался на свою судьбу, на то, что его не печатают. Он был из той породы людей, которые не жалуются, не плачутся. Жизнь его мотала и била жестоко. Но даже мы, близкие товарищи, не слышали от него, чтобы он посетовал на это. Иногда с юмором все было».

М. М. Зотов

«Никогда я от него не слыхала ни анекдотов, ни сплетен никаких. Он был как-то на порядок выше тех людей, которые были вокруг меня. У него никогда не было пустых слов, и речь его всегда отражала расположение к людям.

Одна из малых планет, открытая недавно Крымской астрофизической обсерваторией, названа именем Платонова. Конечно, это очень знаменательно, потому что для мира Платонова нет границ. И теперь вокруг Земли вращается кусочек мирового вещества, небольшая планета, которая называется “Платонов”».

Евгения Таратута

Цитаты:

НАРОД  ВЕСЬ мой бедный и родной. Почему чем беднее, тем добрее. Ведь это же надо кончать – приводить наоборот. Какая радость от доброго, если он бедный?

Я ЗНАЮ, что все, что есть хорошего и бесценного (литература, любовь, искренняя идея), все это вырастает на основании страдания и одиночества.

ВООБЩЕ, НАСТОЯЩИЙ ПИСАТЕЛЬ – это жертва и экспериментатор в одном лице. Я просто отдираю корки с сердца и разглядываю его, чтобы записать, как оно мучается.

ПЛАЧУТ не всегда от того, что печально, а оттого, что прекрасно, – искусство как раз в этом. Слезы может вызвать и халтурщик, а волнение, содрогание – только художник.

ЕСЛИ ВЫ, ТОВАРИЩ, хотите быть поэтом – будьте самим собой, только и всего. А вы надулись, вышли из себя и написали мерзость, хотя, быть может, вами и руководило хорошее искреннее чувство и честная мысль.

СИЛЬНЕЕ ЖИВИТЕ – лучше будете писать.

ЧЕЛОВЕК – это капля родительского блаженства, и он должен быть радостью.

МЕЛАНХОЛИЯ есть худший вид жадности, зависти, эгоизма: что не все досталось меланхолику – не все женщины, не вся слава.

МЫ ПОБЕДИЛИ всех животных, но все животные вошли в нас, и в душе у нас живут гады.

НЕ МОГУ ЖЕ Я ПИСАТЬ ИНАЧЕ, чем чувствую и вижу. Но надо еще писать, что хочет мой класс, – этого действительно я пока не умею, а учат меня этому не добрым советом, а «за ухо».

СМЕШИВАТЬ МЕНЯ с моими сочинениями – явное помешательство. Истинного себя я еще никогда и никому не показывал и едва ли когда покажу. Этому есть много серьезных причин, а главная – что я никому не нужен по-настоящему.

ПОЭМЫ – мое проклятие, мой бой со смертью. К ним я прибегаю только в крайней тоске, когда никаких выходов для меня нет.

«Мне думается, что поэтому Платонов непереводим и, до известной степени, благо  тому языку, на который он переведен быть не может. И все-таки следует приветствовать  любую попытку воссоздать этот язык, компрометирующий время, пространство, самую жизнь и смерть – отнюдь не по соображениям "культуры", но потому что, в конце концов, именно на нем мы и говорим».

Иосиф Бродский

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать в ЛитРес

* Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.

Материал подготовил Владислав Бочаров, 
библиотекарь отдела электронных ресурсов

Наверх