Семен Степанович Гейченко

14 февраля   Литературный календарь - 2018

   Семен Степанович Гейченко


Семен Степанович Гейченко (1903–1993) – русский писатель-пушкинист, музейный работник, заслуженный работник культуры РСФСР, Герой Социалистического Труда.Семен Степанович Гейченко (1903–1993) – русский писатель-пушкинист, музейный работник, заслуженный работник культуры РСФСР, Герой Социалистического Труда, легендарный созидатель и директор мемориального музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское» в Псковской области.

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать в библиотеке ЛитРес*

Взять книги домой

 


Из биографии

Семен Степанович Гейченко родился 14 февраля 1903 г. в стране, «где был царь, кареты, дворцы, каскады фонтанов и золотой Самсон, раздирающий пасть льва». Родился в Петергофе, в семье страстного лошадника Стефана Ивановича Гейченко и его жены Елизаветы Матвеевны. Отец служил вахмистром-наездником конно-гренадерского полка. Мать была домохозяйкой. Воспоминания о волшебном мире детства, по словам Семена Степановича, помогали ему справиться со всеми тяжкими обстоятельствами жизни. Позже он напишет: «Бог мне ниспослал жизнь интересную, хотя порой и весьма тяжкую, но уж таков наш век, перевернувший русский мир вверх дном».

Окончив Петергофскую мужскую гимназию в 1921 г., Семен поступил на литературно-художественное отделение факультета общественных наук Петроградского университета, который окончил в 1925 г.

Петергофские дворцы-музеиЕще будучи студентом, он поступил на службу в Петергофские дворцы-музеи, где работал до 1938 г. научным сотрудником и хранителем. Работа здесь была для Семена Степановича временем становления высококвалифицированного работника, всесторонне овладевшего всеми аспектами музейной научно-исследовательской, фондовой, экспозиционной, выставочной, методической, экскурсионной и консультативной работы. Он занимался созданием архива и фототеки музея, экспозицией Нижней дачи Николая II вплоть до ее ликвидации как музея в 1936 г., принимал активное участие в составлении дворцовых описей, создал серию путеводителей по дворцам-музеям Петергофа.

Годы сталинских репрессий и Великая Отечественная война оставили в судьбе Семена Степановича свой страшный след. «Во время войны я потерял все», – скажет он журналистам много лет спустя. Но потери начались гораздо раньше – еще в 1937 г., когда «разоблачали врагов», орудовавших в ленинградских музеях. Был арестован друг и наставник Гейченко – директор  петергофских дворцов-музеев Николай Ильич Архипов. Семену пришлось уйти с работы в Петергофе. После этого разладилась вся его жизнь. В 1938 г. от него ушла жена, которая увезла с собой в Москву детей Наталью и Федора. В это трудное время пристанищем Гейченко становились то Русский музей, то Пушкинский дом, но он уже нигде долго не задерживался. Переход в эти музеи он объяснял желанием углубить свои знания в области русского искусства и истории литературы. Одновременно с работой в этих музеях С. С. Гейченко с 1938 г. был заочно принят в аспирантуру Академии художеств СССР, избрав тему для занятий над диссертацией «М. В. Ломоносов и его взгляды на изобразительное искусство». В эти годы С. С. Гейченко впервые приезжает в Пушкинский заповедник, который был в подчинении Пушкинского Дома АН СССР.

Вскоре после начала Великой Отечественной войны в июле 1941 г. С. С. Гейченко по ложному доносу был арестован и осужден к 10 годам лишения свободы за «антисоветскую пораженческую пропаганду». Неосторожная фраза Семена Гейченко о том, что советские ученые «отгорожены от западной культуры китайской стеной», на судебном языке обозначала «восхваление западной демократии» и наказывалась 58-й статьей. Его сослали на Северный Урал, где он отбывал срок наказания в Северо-Уральском лагере ГУЛАГ, работая на лесоповале в нескольких километрах от лагеря. Перенес болезни и эпидемии, холод и голод, особенно сильный – зимой 1942 г. Опасаясь репрессий, его бывшая жена вскоре вышла замуж и дала его детям новую фамилию. Он остался один. Семья, любимая профессия, Петергоф, свобода – все осталось в прошлом. В своих записках он пишет: «От тяжелых мыслей меня стала отвлекать чудодейственная картина сияющего бесчисленными звездами неба. Глядя на невиданную красоту тайги, на природу, “красою вечною сияющую”, я стал приобретать душевное равновесие и покой».

Через два года, летом 1943-го, Семена Гейченко освободили, призвав в армию. Воевал он в штрафбате на Волховском фронте в минометном расчете. Был дважды ранен и госпитализирован. Потом всю жизнь ходил с пулей в левой ноге, а главное – остался без руки. Ему был еще только 41 год, а он чувствовал себя дряхлым стариком. Считал, что жизнь кончена.

После госпиталя в 1944 г. Семен переехал в Тбилиси, куда были эвакуированы его мать и сестра. Работал сопровождающим в городском госпитале. Там встретил хрупкую черноглазую девушку – свою будущую жену – Любовь Сулейманову, которая работала сестрой милосердия. Они полюбили друг друга. Семен рассказывал ей про дворцы, про Питер XIX века, про Пушкина, про свой сокровенный мир, где жила поэзия…

Семен Гейченко и Любовь СулеймановаВесной 1945-го Гейченко вернулся в Петергоф. И 25-летняя горянка Люба Сулейманова приехала к нему в послеблокадный Ленинград, а потом еще дальше – в разоренную фашистами псковскую глушь. Она приехала в Михайловское и стала женой директора Пушкинского заповедника. В 1950 г. у них родилась дочь, которую, конечно, назвали Татьяной. Семья стала абсолютно счастливой и полной. «…Я бы никогда не смог выжить, – вспоминал на своем 75-летии Семен Степанович, – если бы мою судьбу не разделила жена моя, молодая женщина с солнечного Кавказа, которая стала жить со мной, работать в этой разоренной псковской усадьбе».  По сути, Любовь Сулейманова, по мнению друзей, вернула ему вторую жизнь.

С войны Семен Степанович вернулся инвалидом. Но его огромный опыт, знания, незаурядный организаторский талант, неукротимая энергия, жизнелюбие были незамедлительно востребованы. В 1945 г., когда еще шла Великая Отечественная война, президент Академии наук С. И. Вавилов предложил С. С. Гейченко, которого знал как талантливого исследователя и одного из лучших сотрудников Пушкинского Дома в Ленинграде, возглавить Пушкинский заповедник. В мае этого года С. С. Гейченко был назначен директором Пушкинского Государственного заповедника Псковской области. Новое местоположение работы, знакомое Гейченко еще с довоенных лет, предстало перед ним разоренным и искалеченным. Вместо пушкинских усадеб, памятных мест – пепелище. О том, как выглядело Михайловское после освобождения, Семен Степанович рассказал в своей книге «Пушкиногорье»: «По дорогам и памятным аллеям ни миновать, ни промчаться. Всюду завалы, воронки, разная вражья дрянь. Вместо деревень – строй печных труб. На «границе владений дедовских» – вздыбленные, подорванные фашистские танки и пушки. Вдоль берега Сороти – развороченные бетонные колпаки немецких дотов. И везде, куда ни кинь, кругом – ряды колючей проволоки, кругом таблички: «Заминировано», «Осторожно», «Прохода нет».

Вся его дальнейшая послевоенная деятельность, а это почти 50 лет, была связана с восстановлением Михайловского, Тригорского, Петровского, Святогорского монастыря, с сохранением святыни русского народа – могилы А. С. Пушкина. Семен Степанович был великий мечтатель и неутомимый просветитель. Он считал необходимым расширить круг усадеб, в которых жили родственники, друзья и знакомые поэта, восстановить на основании исторических данных их облик, дополнить ими музейный комплекс Пушкинского заповедника.

Камень на распутьеУсадьбы не просто восстанавливались, а по-настоящему оживали. Возрождались их исторический облик и атмосфера живого пушкинского слова. Характерной чертой всех музеев Пушкинского заповедника, которую отмечали тысячи посетителей, было ощущение присутствия поэта, самого хозяина, как бы ненадолго оставившего свой кабинет. Слава Пушкинского заповедника стала всемирной. Ежегодное число посетителей исчислялось сотнями тысяч. В 1970-е–1980-е годы посещаемость Пушкинского заповедника достигла 600–700 тысяч человек ежегодно.

Вспоминая трудные послевоенные годы, Семен Степанович признавался, что проблема, стоявшая перед ним, была необычайно сложной: «Я мечтал о возрождении красоты!». Свою мечту о создании здесь прекрасного мира поэзии и истории он исподволь, в течение полувека претворял в жизнь. Реализовать мечту о заповеднике Гейченко было непросто. Ведь даже люди, отправившие его восстанавливать Михайловское, не очень верили в успех сего безнадежного дела.

В первую очередь предстояло возродить Михайловское, родовое гнездо Пушкиных, с домом-музеем, барскими флигелями, парком, садом, прудами. Заново вернуть этому уголку живое дыхание поэтического слова, пушкинского стиха, рожденного и ограненного красотой русской природы.

«Михайловское! – писал С. С. Гейченко. – Это дом Пушкина, его крепость, его уголок земли, где все говорит нам о его жизни, думах, чаяниях, надеждах. Все, все, все: и цветы, и деревья, и травы, и камни, и тропинки, и лужайки. И все они рассказывают сказки и песни о своем роде-племени… Когда люди уходят, остаются вещи. Безмолвные свидетели радостей и горестей своих бывших хозяев, они продолжают жить особой, таинственной жизнью. Нет неодушевленных вещей, есть неодушевленные люди». 

«Михайловское! – писал С. С. Гейченко. – Это дом Пушкина, его крепость, его уголок земли, где все говорит нам о его жизни, думах, чаяниях, надеждах

Какой волшебной красотой
Здесь луговые дышат травы!
И дом поэта над рекой,
И лес могучий, величавый!

Какою грацией полны
Здесь обитающие звери!
Как вдохновенны и нежны
В саду весеннем птичьи трели!

И как мы счастливы с тобой,
Придя сюда зимой и летом,
Объяты Пушкина душой
И сердцем Гейченко согреты!

Виктор Никифоров

Михайловское – родовое гнездо Пушкиных, с домом-музеем, барскими флигелями, парком, садом, прудами.

С годами Гейченко вжился в роль Михайловского домового, жил как будто по соседству с Пушкиным, создавая особую атмосферу его присутствия, он стал настоящим домовым пушкинского дома, его невидимым хранителем, как бы исполняя наказ поэта, оставленного в стихотворении «Домовому».

Поместья мирного незримый покровитель,
Тебя молю, мой добрый домовой,
Храни селенье, лес, и дикий садик мой,
И скромную семьи моей обитель!

Семен Степанович Гейченко известен также как неутомимый популяризатор. Он – автор множества книг и статей по пушкинскому наследию и истории. Плоды многолетнего творческого музейного труда С. С. Гейченко нашли воплощение в его книгах, выдержавших несколько изданий: «Лукоморье», «В краю великих вдохновений», «Приют сияньем муз одетый», «Пушкиногорье», «Сердце оставляю вам», «Завет внуку», а также в многочисленных путеводителях и статьях для периодической печати.

С. С. Гейченко «У Лукоморья» С. С. Гейченко «Пушкиногорье» С. С. Гейченко «Приют сияньем муз одетый» С. С. Гейченко «Завет внуку»

 

Рассказывая о творчестве Пушкина, С. С. Гейченко сравнивал его поэзию со «святой обителью, храмом». Поэт обращался к душе человека с призывом «творить добро повсеместно». И сам Семен Степанович о себе однажды сказал: «Тому завету Пушкина я следую всю свою жизнь».

В 1989 г. по состоянию здоровья Семен Степанович отказался от должности директора заповедника, оставаясь до последних дней своей жизни его Почетным хранителем-консультантом. Скончался Семен Степанович Гейченко 2 августа 1993 г. Он завещал себя похоронить вблизи «милого предела». Здесь, на городище Воронич, близ Тригорского, у алтарной стены Успенского собора Святогорского монастыря, в четырех верстах от Михайловского, покоится его прах.

Сегодня без преувеличения можно сказать, что С. С. Гейченко был самый известный в стране музейный директор. В Михайловское ехали не только к Пушкину, но стремились увидеть Гейченко, услышать его вдохновенное слово о великом поэте. Люди считали для себя за честь хоть чем-нибудь помочь Пушкинскому заповеднику, принять участие в его благоустройстве. Многие из тех, кому посчастливилось встречаться и беседовать с Гейченко, становились навсегда друзьями Пушкинского заповедника, его «ревнителями и печальниками».

Заслуги главного хранителя Пушкиногорья были оценены по достоинству. За свой неустанный труд, который без преувеличения можно назвать подвигом, С. С. Гейченко, первому среди музейных работников, было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда. Он дважды лауреат Государственной премии: в 1988 году – за книгу «Завет внуку» и в 2001 г. (посмертно) – за вклад в развитие лучших музейных традиций. Сегодня в музее-заповеднике наряду с пушкинскими датами отмечают дни памяти Семена Степановича: день рождения – 14 февраля и день именин – 15 февраля.

Место упокоения С. С. Гейченко и его супруги Ежегодно 2 августа на городище Воронич, близ Тригорского, на месте упокоения Семена Степановича и его жены служат панихиду. В 2003 г. на торжества в связи со 100-летием со дня его рождения в заповедник съехалось много гостей – музейные работники, близкие друзья, помощники заповедника, музыканты, артисты. Это был настоящий праздник пушкинского братства русской культуры.

Сотрудники единой музейной семьи, созданной С. С. Гейченко, продолжая дело его жизни, стараются воплотить в реальность многие его мечты и замыслы, которые изложены им в записке, хранящейся в музейном архиве. Семен Степанович думал о расширении территориальных границ музея-заповедника. Он считал, что восстановленные усадьбы – далеко не полный перечень мест, где довелось побывать Пушкину в свою михайловскую ссылку, и что еще многое предстоит сделать.

Сегодня замыслы С. С. Гейченко становятся реальностью. Выстроен в поселке Пушкинские Горы научно-культурный центр, о строительстве которого начинал хлопотать еще он сам. Расширилась территория Пушкинского заповедника, включившая в себя усадьбы Воскресенское и Голубово, старинное псковское село и городище Велье, озеро Белогуль с его островом Буяном. Во время подготовки к 200-летию со дня рождения А. С. Пушкина в заповеднике проведены большие реставрационно-восстановительные работы, в основу которых легли планы развития музея, намеченные Семеном Степановичем Гейченко.

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать в библиотеке ЛитРес*

*Для чтения книги онлайн в библиотеке ЛитРес необходима удалённая регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.

Материал подготовлен Верой Ильиной, библиографом ИБО.

Наверх