Ловягин Александр Михайлович (1870 – 1925)

Ловягин Александр Михайлович

Александр Михайлович Ловягин родился 25 августа 1870 г. в Ревеле (г. Таллин) в семье отставного каптенармуса. Отец его был канцелярским служащим, выходцем из Воронежской губернии. В 1888 г. Александр закончил Ревельскую губернскую гимназию и поступил на исторический факультет Петербургского историко-филологического института. После его окончания в 1892 г., преподавал в частной гимназии Видемана, Васильевской женской гимназии, 2-м реальном училище, «филологической гимназии» при историко-филологическом институте и в Павловском институте. С 1904 г. начал преподавать в высшей школе, в этом же году был удостоен чина статского советника. В 1894–1901 гг. опубликовал много статей и заметок разнообразного содержания в «Энциклопедическом словаре» Ф. А. Брокгауза и И. А. Эфрона.
После революции 1917 г. Ловягин работал ученым секретарем в Научно-исследовательском институте книговедения в Петрограде. Выступал с докладом о его работе на 1-м Всероссийском библиографическом съезде в Москве (1924 г.). В 1920 г. был избран профессором в Петроградском Педагогическом институте, а с 1921 г. стал преподавателем, а затем профессором Петроградского государственного университета. С 1924 г. директор библиотеки Ленинградского государственного университета, почетный член Русского библиографического общества при Московском университете, секретарь Общества классической филологии и педагогики.
Известный философ и лингвист А. М. Ловягин большую часть жизни отдал разработке проблем книжного дела. Творческое наследие Ловягина охватывает широкий круг проблем книговедения и библиографии; в его трудах освещены важнейшие проблемы всего комплекса книговедческих дисциплин. Большое значение имеет вклад ученого в развитие таких проблем библиографии, как разработка и упорядочение терминологии, определение объема и содержания библиографии, ее методов, функции и задач; связь теории библиографии с практической деятельностью.
Проблемами библиографии А. М. Ловягин заинтересовался еще студентом в 1900-е гг. под влиянием профессора И. Н. Жданова. В конце XIX в. сложилась благоприятная обстановка для разработки теории библиографии. Прежде всего, это было связано с началом преподавания библиографии в высшей школе. Среди важных факторов, образовавших предпосылки для возникновения общей теории библиографии, была и организация библиографических сообществ.
В печати А. М. Ловягин впервые выступил как теоретик библиографии в 1901 г., опубликовав в «Литературном вестнике» статью «О содержании библиологии и библиографии». Анализируя отношение к библиографии ученых России и Западной Европы, он делает вывод, что в России библиографии «придавался самый широкий смысл». Библиография до конца прошлого века выполняла текстологические и историко-литературные задачи, что влияло на нечеткость терминологии. В обстановке слабости общей теории библиографии основными задачами было выяснение таких вопросов, как роль библиографии в обществе, определение ее объема и содержания, методов и задач. Не на все вопросы Ловягин смог ответить ясно и четко, но сам факт постановки вопросов теории библиографии имел огромное значение для дальнейшего ее становления.
Ловягин уделял большое значение терминологии и его основная заслуга – разделение терминов «библиография» и «библиология». Первые же работы ученого по терминологическим проблемам вызвали большой интерес к библиографии как к науке, что явилось стимулом становления теории библиографии. Он развил идею В. Г. Анастасевича о «высшей библиографии» и пришёл к мысли о необходимости разделить библиографию на ее практическую и теоретическую (научную) части.
Наиболее важными достижениями в деятельности А. М. Ловягина как книговеда и библиографа являются: формирование системы взглядов на теорию библиографии, изложенную во многих трудах и инициатива в организации и деятельности Русского библиологического общества (1899–1919), президентом которого он являлся.
Научным вкладом А. М. Ловягина также является разработка им вопросов методологии библиографии и предложение концепции классификации книговедения. Теория А. М. Ловягина в целом определяет последовательный отход от узкого академизма к социологизму, то есть осознанию факта участия книги в процессе социального переустройства общества.
Теоретические работы Ловягина подвергались в 1920–30-е гг. резкой критике. Первыми признали положительный вклад Ловягина в создание теории библиографии М. Н. Куфаев и Н. В. Здобнов. Они высоко оценили издание Ловягиным (за счет собственных средств) сборника «Библиографические очерки» (1916).
Труды Александра Михайловича Ловягина, при всей их спорности, идеалистичности и противоречивости до настоящего времени сохранили научный интерес.

Краткий список литературы:

Ловягин Александр Михайлович (1870–1925) // Отечественные библиографы и библиографоведы : указ. док. источников и лит. о жизни и деятельности, 1917–2014 / Рос. гос. б-ка, Науч.-исслед. отд. библиогр. ; [сост.: Г. Л. Левин, А. В. Теплицкая, при участии Н. И. Трофимовой]. – Москва : Пашков дом, 2015. – С. 322–324.
Беспалова, Э. К. Ловягин Александр Михайлович / Э. К. Беспалова // Библиотечная энциклопедия / Рос. гос. б-ка. – Москва : Пашков дом, 2007. – С. 581–582.
Фокеев, В. А. Ловягин Александр Михайлович / В. А. Фокеев // Библиографы : биобиблиогр. справочник. – Москва : Либерия-Бибинформ, 2010. – С. 172.

Ирина Русанова, вед. библиограф ИБО
05.08.2020

Наверх