Книги об эпидемиях

Выпуск 58 от 06.03.2020

Из третьего сна Фёдора Раскольникова в «Преступлении и наказании» мы узнаём о «какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу». Как тут не поверить в пророческую силу мировой литературы?

Здравствуйте!

Объявлена пандемия коронавируса. И сегодня я расскажу о книгах, которые используют историю массовой болезни, чтобы рассказать о самочувствии человечества.

Восемь лет назад дипломированный переводчик Яна Вагнер выпустила свой дебютный роман, который сразу стал бестселлером. «Вонгозеро»* переведен на 13 языков, номинирован на премии «НОС» и «Нацбест», недавно лёг в основу сценария сериала «Эпидемия», после чего тираж пришлось допечатывать. Сюжет разворачивается в мире, поражённом глобальной эпидемией смертельного гриппа. Группа людей, стремясь спастись, пытается добраться до уединённого домика на Карельском озере. На фоне разваливающегося мира разворачивается камерная драма, рассказанная испуганной женщиной. Рекомендую!

Жителей безымянного городка поражает загадочная эпидемия слепоты. Таково начало романа «Слепота»* Жозе Сарамаго, крупнейшего писателя современной Португалии. Власти города вводят строжайший карантин и переселяют всех заболевших в пустующую загородную больницу под присмотр военных. Главные герои романа – ослепший врач-окулист и его жена, имитирующая слепоту, чтобы остаться с мужем. Они ищут крупицы порядка в мире, который неудержимо скатывается в хаос.

«Чума»* – один из лучших романов Альбера Камю, крупнейшего французского писателя и мыслителя, получившего при жизни прозвище «Совесть Запада». Это хроника чумного года в маленьком городке на побережье Средиземного моря, рассказанная доктором Риэ, человеком, который признаёт только факты. Врач выполняет свой долг в борьбе с конкретной болезнью, в то время как для других персонажей чума, зло – это нечто неотделимое от человека, и даже тот, кто не болеет, всё равно носит болезнь в своём сердце. Камю привнёс в эту историю темы абсурдности бытия, свободы, выбора, бунта, провёл аллюзии с коричневой чумой, фашизмом.

Главный герой романа Филипа Рота «Немезида»* – 23-летний энергичный учитель физкультуры. На Ньюарк, где он живет, обрушилась страшная эпидемия полиомиелита, которая вызывает у жителей квартала сначала тревогу, потом ужас, а вслед за тем и массовую истерию. Дело происходит летом 1944 года, за одиннадцать лет до открытия вакцины, поэтому одних мальчиков со спортивной площадки полиомиелит убивает, других калечит, а в душе героя порождает борьбу чувства долга со страхом. И борьба эта, как и у всех живых людей, идёт с переменным успехом.

Карантин, связанный с первой в истории России эпидемией холеры в 1830 году, отрезал Александра Сергеевича Пушкина в нижегородском имении Болдино на три осенних месяца. Болдинская осень стала одним из самых плодотворных периодов в его творчестве. Здесь родился в том числе цикл пьес «Маленькие трагедии», одной из которых стал «Пир во время чумы»*, перевод фрагмента из пьесы шотландского поэта Джона Вильсона, в которой описываются события Лондонской чумы 1665 года. У Пушкина это не просто перевод, а самостоятельное произведение, которое в свою очередь вдохновило на создание аж пяти опер на сюжет «Пира во время чумы».

Закончим цитатой из Альбера Камю: «Журналист спросил, предохраняет ли маска хоть от чего-нибудь, и Тарру ответил: нет, зато действует на других успокоительно».

Увидимся через неделю. Не болейте! И читайте книги.

* Книги можно получить в отделе Абонемент или Виртуальном абонементе ЧОУНБ. Пройти регистрацию

Рифат Абдрашитов,
зав. Центром межкультурных коммуникаций ЧОУНБ

Наверх