Вадим Шефнер

 Литературный календарь – 2020: читаем книги

Если твоя правда похожа на ложь – молчи, дабы не прослыть лжецом.
Вадим Шефнер

Шефнер связывает реализм с фантастикой, любит с мнимой серьёзностью говорить об очевидной бессмыслице или с юмором о серьёзных вещах; фантазия питается у него также сказочным элементом.
Вольфганг Казак

Литературный календарь ЧОУНБ, Вадим Шефнер

Вадим Сергеевич Шефнер – советский русский прозаик, поэт и переводчик, фантаст, журналист, фронтовой корреспондент.

Заказать книги в ЧОУНБ

 

Вадим Сергеевич родился 30 декабря 1914 г. в семье пехотного офицера. Дед писателя, А. К. Шефнер, был адмиралом флота и основателем порта Владивосток.
Почти всё детство и юность провёл в Петрограде. В раннем детстве в 1921 г., из-за голода, перевезенный из Петрограда в Старую Руссу, жил в детских домах.
Любовь к художественному слову поэт унаследовал от матери. В детстве серьезной поэзии не получалось, автор писал хулиганские стишки, а в 6-м классе написал песню скабрезного содержания.

Вернувшись в 1924 г. в Петроград, Вадим Шефнер окончил среднюю школу, затем обучался в Учебно-химическом комбинате им. Менделеева. Закончив обучение в керамической группе комбината, устроился на завод «Пролетарий» кочегаром по обжигу фарфора и тогда начал писать первые серьезные стихи. С 1935–1938 гг. получал образование на рабфаке Ленинградского университета. В это время работал на заводах «Пролетарий», «Электроаппарат», и в других организациях в должности инструктора по физкультуре, формовщика в литейном цехе, чертежника-архивариуса, библиотекаря.
Первая публикация Вадима Шефнера состоялась в 1933 г. Его стихотворение опубликовали в заводской многотиражной периодике «Пролетарий». Вскоре в журнале «Резец» вышла в свет его баллада о морском кочегаре, но об этом автор узнал много лет спустя. В 1935 г. вступил в литобъединение при газете «Смена». С 1938 г. занимался в поэтическом семинаре-студии «Молодёжное объединение» при Союзе писателей СССР, где близко сошёлся с поэтами В. А. Лифшицем и А. Т. Чивилихиным.

Регулярные публикации начались в 1936 г., сначала в газетах, затем в солидных журналах. В 1939 г. был принят в Союз писателей, а в 1940 г. был издан первый самостоятельный сборник стихов В. Шефнера «Светлый берег».

Когда началась война, поэт долгое время не писал стихов. Он нес службу в части, оборонявшей осажденный Ленинград, хотя до войны имел «белый билет» из-за слепоты на один глаз. Служба в обеспечении аэродрома не подразумевала прямого боевого взаимодействия, поэтому норму питания урезали, и рядовой В. Шефнер получал согласно блокадной норме 300 г хлеба в сутки, из-за морозов первой блокадной зимы это привело к серьезному истощению. В январе 1942 г. работал в редакции газеты «Знамя победы», откуда в состоянии тяжелой дистрофии был препровожден в госпиталь, чудом выжил. За это время опубликовал в газете немало стихов агитационного характера за подписью «боец Вадим Шефнер». Работа со словом дала толчок поэтическому творчеству, и вторая книга, «Защита», вышла в Ленинграде в 1943 г., в разгар блокады. Завершил войну поэт в звании старшего лейтенанта, в 1945 г. вступил в ВКП(б).

После окончания войны Вадим Сергеевич посвятил жизнь литературному творчеству, делясь воспоминаниями о современниках (статьи об А. Гитовиче, Б. Лихареве, А. Чивилихине, С. Спасском, С. Ботвиннике, а также и об А. Андрееве, И. Нерцеве, А. Рытове, А. Шевелеве).

С женой Е. Григорьевой поэт познакомился во время войны, в 1942 г. Супруги прожили вместе до смерти женщины в 2000 г.

В конце 1940-х гг. в жизни поэта наступили сложные времена. В период борьбы с космополитизмом на поэта набросились критики, приняв немецкую фамилию за еврейскую. Вадима Сергеевича обвиняли в упадничестве, декадентстве, превратном отражении советских реалий.

В 1943–1945 гг. создаёт своё наиболее крупное поэтическое произведение – поэму «Встреча в пригороде», в которой отражены события героической обороны Ленинграда.

В послевоенные годы наряду с поэтическим творчеством занимался стихотворным переводом с китайского языка, с санскрита и пракритов, румынского и с языков союзных республик СССР. С 1940 г. публиковал прозу в журналах «Литературный современник», «Звезда» и др. Первый сборник прозы «Облака над дорогой», издан в 1957 г. Значимым прозаическим произведением считал повесть «Сестра печали».

С 1960-х гг. работал в жанре фантастики, определяя свои фантастические произведения как «полувероятные истории» и «сказки для умных». Самыми популярными повестями стали «Девушка у обрыва» (1963), «Дворец на троих» (1968), «Круглая тайна» (1969), и, особенно, «Лачуга должника» (1981).

Событием стала книга автора «Знаки земли» (1961). Многие критики попытались тогда объявить Вадима Сергеевича, поэтом натурфилософского склада.

В 1973–1975 гг. создал повесть «Имя для птицы, или Чаепитие на жёлтой веранде», в которой положил начало ещё одному пласту своего творчества – мемуарной прозе.

За свое творчество Вадим Сергеевич был неоднократно награжден, на его счету Госпремия СССР им. Горького, Пушкинская премия и две «фантастические» – «Странник» и «Аэлита».

Под конец жизни автор практически потерял зрение и редко выходил из дома.

Вадим Шефнер скончался 5 января 2002 г. в Санкт-Петербурге, причину смерти прессе называть не стали. Согласно воле писателя, гражданской панихиды и прощальных речей не было. Похоронен на Кузьмоловском кладбище.

Стихотворения

На станции гудели паровозы…

На станции гудели паровозы,
Скрипели у колодцев журавли,
И алые, торжественные розы
За пыльными оградами цвели.
Mы у реки встречались вечерами,
Мы уходили в дальние поля,
Туда, где за песчаными буграми
Дышала давней тайною земля.
Там и поныне у речной излуки,
На полдороге к дому твоему,
В пустую ночь заламывая руки,
Былое наше ищет нас! К чему?!
Есть много в мире белых роз и алых,
Есть птицы в небе и в ручьях вода,
Есть жизнь и смерть.
Но ни с каких вокзалов
В минувшее не ходят поезда.

Зеркало

Как бы ударом страшного тарана
Здесь половина дома снесена,
И в облаках морозного тумана
Обугленная высится стена.
Еще обои порванные помнят
О прежней жизни, мирной и простой,
Но двери всех обрушившихся комнат,
Раскрытые, висят над пустотой.
И пусть я все забуду остальное –
Мне не забыть, как, на ветру дрожа,
Висит над бездной зеркало стенное
На высоте шестого этажа.
Оно каким-то чудом не разбилось.
Убиты люди, стены сметены, –
Оно висит, судьбы слепая милость,
Над пропастью печали и войны.
Свидетель довоенного уюта,
На сыростью изъеденной стене
Тепло дыханья и улыбку чью-то
Оно хранит в стеклянной глубине.
Куда ж она, неведомая, делась
Иль по дорогам странствует каким,
Та девушка, что в глубь его гляделась
И косы заплетала перед ним?
Быть может, это зеркало видало
Ее последний миг, когда ее
Хаос обломков камня и металла,
Обрушась вниз, швырнул в небытие.
Теперь в него и день и ночь глядится
Лицо ожесточенное войны.
В нем орудийных выстрелов зарницы
И зарева тревожные видны.
Его теперь ночная душит сырость,
Слепят пожары дымом и огнем,
Но все пройдет. И, что бы ни случилось, –
Враг никогда не отразится в нем!

Заказать книги в ЧОУНБ

Материал подготовила Наталья Андросенко,
библиотекарь ОЭР

 

 

Наверх