Николай Чуковский «Балтийское небо»

Литературный календарь ЧОУНБ Литературный календарь - 2020: читаем книги

                     Книга-юбиляр – 65 лет

Результатом участия его [Николая Чуковского] в войне явился замечательный его роман «Балтийское небо».
Михаил Слонимский

… «Балтийское небо» потребовало от Николая Чуковского глубокого изучения материалов, но это было уже совсем иначе, чем в работе, скажем, над «Ярославлем». Самый главный материал – человеческий! – автору «Балтийского неба» не пришлось изучать по книгам. Знание этого «материала» дала ему сама жизнь, война, одним из рядовых участников которой он оказался. В какой-то мере он и сам стал «материалом» своего романа…
Л. Левин

Литературный календарь ЧОУНБ, Николай Корнеевич Чуковский «Балтийское небо»

Среди военно-политических событий Великой Отечественной войны снятие блокады города Ленинграда занимает особое место. Победы Красной Армии под Сталинградом, Курском и на Днепре создали благоприятные условия для разгрома немецко-фашистских захватчиков под Ленинградом, героическая эпопея которого продолжалась более 29 месяцев. Вместе с воинами армии и флота за родной город сражались почти все взрослые ленинградцы. Полностью блокадное кольцо было ликвидировано 27 января 1944 г.

Заказать книгу в ЧОУНБ

Читать онлайн в библиотеке ЛитРес*

Николай Корнеевич Чуковский, советский прозаик, переводчик, сын Корнея Ивановича Чуковского, – офицер-политработник, участник обороны Ленинграда – жил в осажденном городе, во время Великой Отечественной войны входил в состав оперативной группы писателей при ПУБАЛТе (Политическое управление Балтийского флота). Очевидец писал впоследствии: «Я хорошо помню Чуковского той поры. Он быстро втянулся в военную упряжку. Флотская его шинель выглядела буднично… и носил он ее совсем по-обыденному, должно быть редко снимая». Корреспонденции печатались в газетах «Красный Флот», «Правда». Тема героизма в годы войны стала для писателя основной. Уже в 1941 г. появились его брошюры о морских летчиках, в которых можно разглядеть отдельные детали, впоследствии вошедшие в роман «Балтийское небо», одного из лучших его произведений о Великой Отечественной войне. Поэт, критик Л. Левин отмечал: «Летом 1942 года на Волховском фронте я узнал из письма Германа, что Чуковский где-то на Ладоге, совсем неподалеку от редакции нашей армейской газеты “Ленинский путь”. Он служил тогда в одном из подразделений военно-морской авиации. Я тотчас написал ему письмо. Завязалась частая переписка. Нас разделяло расстояние в несколько десятков километров, но повидаться на Ладоге нам так и не удалось. За все время войны мы встретились лишь однажды – в июне 1943 года в Ленинграде. Я нашел Николая Корнеевича сильно изменившимся: он стал увереннее, самостоятельнее, тверже ступал по земле. В его облике появились трудноуловимые, но, несомненно, новые черты. Породила их, конечно, его военная судьба. В сущности, передо мной был автор “Балтийского неба”. Роман уже внутренне сформировался. Оставалось его написать. На это ушло десять лет». Писатель работал над романом с 1946 по 1954 г., только что законченный, он печатался в журнале «Знамя» (№№ 6–9 за 1954 г.). Издан в 1955 г. Обладая богатым опытом военного корреспондента и участника обороны Ленинграда, автор рассказал о судьбах летчиков-истребителей, защищавших небо над блокадным городом. Николай Чуковский – военкор в 3-м Гвардейском истребительном авиационном полку – создал достоверное произведение, материалом для которого стала сама блокадная жизнь, а героями – люди, с которыми автор делил все тяготы войны в осажденном городе. Роман принес Чуковскому широкую известность среди читателей и одобрение критики, назвавшей его ярким литературным событием. Книга с необыкновенным мужеством рассказывает о тяжелейших буднях блокадного Ленинграда и летчиках авиации Балтийского флота, защищавших Дорогу жизни и небо города от бомбежек.

Действие «Балтийского неба» развертывается в двух планах. Один – героическая борьба морских летчиков на подступах Ленинграда. Другой план – жестокий, трагический быт осажденного города. Судьба города показывается на примере судеб героев: двух летчиков и двух ленинградских семей, их друзей и знакомых. Две важнейшие темы романа: истоки подвига и проявление сущности человека в экстремальной ситуации (как изменяется его отношение к смерти, к окружающим и самому себе). Роман написан с множеством фактических и психологических подробностей. Автор рассказал не только о героизме летчиков Балтийского флота, но и о жителях осажденного города – прекрасных женщинах, мудрых детях и благородных стариках, следующих за девизом: «Тот, кто не сдается, тот не умрет» и совершающих чудеса мужества и стойкости в голодном и разгромленном городе. Подробно, со знанием дела повествуется о фронтовых буднях летчиков Балтфлота. Показано, как усилия всех – от старого профессора Медникова, автора оказавшегося столь своевременным научного труда о Ладожском озере, законченном и отосланном в Москву незадолго до голодной смерти ученого, до его внука Славика, становящегося своеобразным сыном летного полка; от неутомимой «партийной» Антонины Трофимовны, внешне неприметной женщины, обладающей незаурядной внутренней силой, быстро и четко берущей на себя организацию ужасающей своей безысходностью тыловой блокадной жизни, до мужественного летчика Лунина – символически и фактически выстраивают Дорогу жизни, побеждающую смерть и выводящую к победе. В романе рассказывается и о самом осажденном городе. Автор создает зримый, осязаемый, полный человеческого тепла образ того, что защищают героические рассохинцы, во имя чего они борются и жертвуют собой. Описывая осажденный город, Чуковский обнаружил и несомненное знание темы, и первое чувство правды, и тонкую наблюдательность. Многое в «ленинградских» главах трогает, умиляет, волнует. Сюжетный узел завязывается вокруг семьи старого профессора Медникова, чей образ заимствован автором из его же собственной маленькой повести «Синий суп». Девушка-подросток Соня и маленький Слава, чьим судьбам суждено тесно переплестись с судьбой эскадрильи, написаны живыми красками.

Сердцем романа и главной удачей писателя является рассказанная им трагическая история эскадрильи истребителей «И–16», которая погибает в жестокой схватке с врагом. Гражданский летчик Лунин – немолодой человек и опытный пилот – в первые месяцы войны вступил в ряды морской авиации. Он попал в эскадрилью под командованием капитана Рассохина. В тяжелых воздушных боях начала войны один за другим гибнут его боевые товарищи: Байсеитов, Чепелкин, Кабанков, Рассохин (автору удалось наделить каждого из этих людей яркими живыми чертами). После того как получил тяжелое ранение и вышел из строя летчик Серов, Лунин остался единственным хранителем боевых традиций рассохинской эскадрильи. Вскоре под начало к Лунину приходит группа молодых летчиков. Узнав боевую историю эскадрильи, они называют себя рассохинцами. «…Мертвые продолжают жить в своих частях, – говорит комиссар дивизии Уваров, – продолжают учить и вести живых». Эта поэтическая тема занимает большое место в «Балтийском небе». Благодаря ей автор добился той глубокой сердечности, с которой изображена в романе боевая дружба, соединяющая в одну семью разных людей. Это комиссар дивизии Уваров и военный врач Громеко, командир полка Проскуряков и оперативный дежурный Тарараксин, майор Лунин и сержант Татаренко, а также командир эскадрильи Рассохин и официантка командирской столовой эстонская девушка Хильда. Описывая боевые действия эскадрильи Рассохина, автор изображает многочисленные воздушные бои, боевые эпизоды, чтобы показать читателю внутренний, моральный, духовный рост человека на войне, рост его мировоззрения, характера, боевого мастерства.

Произведение соединило реализм с высокой нравственностью в изображении персонажей, «бытовизм». Николая Чуковского можно считать предшественником произведений, так называемой «окопной правды» последующих лет. Оптимизм, приводящий к явной (и в то же время оправданной) идеализации образа борющегося Ленинграда, вызвал теплый отклик и читателей, и критиков. В романе рассказывается о ежедневном подвиге мирных жителей блокадного города и военных летчиков, охранявших небо осажденного Ленинграда.

На войне, отмечает автор «Балтийского неба», человек закалил самые важные черты своего характера, давшие ему «то не поддающееся подсчету и измерению свойство, которое часто называют моральным преимуществом над противником», принесшее победу. Чуковский убедительно раскрывает, в чем именно состояло моральное преимущество советских летчиков над фашистами. Рассохинцев вдохновляет на борьбу с врагом твердая и непоколебимая вера в правоту того дела, за которое они сражаются. Она порождает в них такие моральные качества, которых нет и не может быть у самых прославленных фашистских ассов. Встречаясь с рассохинцами в бою, фашисты сталкиваются с таким презрением к смерти, с такой волей к победе, перед которыми они неизбежно вынуждены отступить. Воздушные бои не существуют в романе сами по себе. Описание боя теснейшим образом переплетается с изображением человеческого характера, помогает автору раскрыть перемены, происшедшие либо в психологии действующего лица, либо в ходе боев, войны в целом. Автор показал отношения, которые сложились между людьми в военные годы, основанные на взаимной беспощадной требовательности и взаимной безраздельной поддержке, были одинаково характерны для людей на фронте и в тылу. Оказавшись в Ленинграде страшной, голодной зимой 1941–1942 гг., Лунин встретился на улице с Марьей Сергеевной. Это – женщина, которую любит его боевой товарищ Коля Серов. Лунин понятия не имеет, кто эта женщина, но не может остаться равнодушным к ее судьбе, он вывозит Марью Сергеевну и ее детей на «Большую землю». Роман заканчивается весьма знаменательным разговором о Лунине. Речь заходит о его личной жизни, о том, что он некогда был женат, но развелся. «Разлюбил, наверно», – предполагает один из собеседников. «Ну уж нет, не разлюбил, – возражает комиссар дивизии Уваров. – Он такой человек, что полюбить может, а разлюбить не может». Собеседник соглашается: «Есть такие люди».

«Балтийское небо» – легендарный роман, признанный одной из лучших и правдивых книг о Великой Отечественной войне, в которой ярко проявился характерный для творчества Николая Чуковского интерес к будничному героизму людей. Роман не потерял своего значения до настоящего времени. Он выдержал несколько изданий (9-е изд. – 1965), переведен на многие иностранные языки. В 1960 г. роман был экранизирован. По роману снят одноименный двухсерийный художественный фильм, который до сих пор остается лучшим кинематографическим произведением о блокаде и битве за Ленинград (режиссер В. Венгеров).

Цитаты

Ленинград был слева, на востоке, огромный, пересеченный Невой, сейчас почти неразличимый, потому что там поднималось солнце, и смотреть туда было невозможно. Справа, на длинном, узком, плоском острове, лежал Кронштадт, весь в заводских трубах и подъемных кранах, между которыми возвышался собор, похожий на пасхальный кулич. Впереди, на южном лесистом берегу, белели низенькие здания Петергофа и Ораниенбаума. Этот клочок Финского залива в двадцать пять километров шириной, расположенный между Ленинградом и Кронштадтом, самый восточный выступ Балтики, называется Маркизовой лужей. Все Балтийское море, кроме этой Маркизовой лужи, было уже захвачено немцами и финнами. Здесь, в Маркизовой луже, в южной ее части, между Кронштадтом и Петергофом, стоял теперь весь наш Балтийский флот.

Но Рассохин не повернул. Нацелившись в самую середину вывалившейся из тучи армады, он понесся вперед. И Лунина, потрясенного, похолодевшего, вдруг охватил необъяснимый восторг. Он видел, как Байсеитов, Кабанков и Чепелкин, увеличивая скорость, понеслись за Рассохиным. Он тоже довел скорость до предела. И обернулся. Серов шел за ним, не меняя дистанции. Вшестером шли они навстречу бомбардировщикам, захватившим уже полнеба от горизонта до горизонта.

Лунин перестал дышать. «Юнкерсы» приближались и росли на глазах, – крылья их словно раздвигались. Эскадрилья промчалась над восточной окраиной Кронштадта, и Лунин внизу увидел корабли. Весь воздух – и выше и ниже, и кругом – был полон внезапно возникающими и потом растекающимися пушинками дыма: это зенитная артиллерия Кронштадта вела заградительный огонь. Лунин вдруг понял, что «Юнкерсы» идут к кораблям; они стекались к ним с разных сторон, сгущаясь. Нужно опередить их. Он летел на предельной скорости, искоса поглядывая вправо на самолет Рассохина, который несся впереди.

Тучи ползли над крышей, а под тучами лежал весь огромный осажденный город, перерезанный улицами, реками. Соня с удовольствием узнавала знакомые места и здания. Вон трамвай ползет по деревянному Биржевому мосту; там, за мостом, громады домов Петроградской стороны, горбатые «американские горы» и ветви облетающих деревьев Зоологического сада. Вон внизу длинная крыша Университета, за ней виден кусочек Невы, а там, на той стороне, Адмиралтейство и Исаакий и далеко за ними круглый низкий купол Казанского собора. А дальше во все стороны крыши, крыши без конца, теряющиеся вдали. А еще дальше со всех сторон – невидимый отсюда враг, осаждающий город.

Летчики эскадрильи летали от зари до зари. Это были трудные для них дни, – все они заметно осунулись, лица их стали суровее и старше. Ложась спать, они от усталости почти не разговаривали, засыпали мгновенно и спали крепко, каменным сном.

Эти трудные дни были для них счастливыми днями. Несмотря на увеличение численности немецких самолетов, встречи с ними для летчиков эскадрильи неизменно кончались победой.

В воздухе над островом было оживленно, но еще оживленнее было в окружающих остров водах. По водам Ладожского озера пролегал единственный путь, соединявший осажденный Ленинград с остальной страной. В ясные зимние дни с маяка на острове Сухо были видны вдали длинные цепочки груженых машин, двигавшихся по льду. Даже ночью, присмотревшись, можно было заметить во тьме вспышки голубого света: это водители осторожно включали фары, чтобы не сбиться, не столкнуться, не попасть в полынью. А летом по тому же пути – с востока на запад и с запада на восток – двигались пароходы, таща за собою баржи.

Они уже знали, что такое победа. Это уже не была только мечта, только надежда, только предвидение, только желание. Они уже повидали ее, они уже побеждали и сами. В нескольких километрах от них лежал огромный и славный город, с которого только что была сорвана петля осады. Победа!

Отзывы читателей

…Роман увесистый, но этого не замечаешь, читается на ура. Я потратил на книгу около 10–12 дней, и за это время герои стали такими близкими и родными людьми, что не хотелось с ними прощаться. Сама история потрясающая, здесь два в одном – воздушные бои и все, что с ними связано и осажденный город со своими проблемами. Второе для меня даже интересней: заглянуть в блокадный Ленинград и прочувствовать все то, что с ним происходило… Автор все это знает… очень реалистично и правдоподобно.

red_diamond_57

Это книга о героизме, доброте, взаимопомощи, трудолюбии, вере в победу и в свое дело. Здесь не найти ни «окопной правды», ни «срывания покровов». Здесь даже тяжелая блокадная зима показана без так любимого теперь натурализма. Да, люди голодают и умирают, но город живет и работает за гранью физических возможностей: как слабый пульс, который еле бьется в теле человека, находящегося ближе к смерти, чем к жизни, но пока пульс бьется еще ничего не решено, еще не конец. В романе я не нашла ни одного отрицательного или неоднозначного персонажа.

krasna_maria

…он, безусловно, относится к тем книгам, которые хотя бы раз в жизни обязан прочитать каждый гражданин нашей страны. Просто в память о подвиге наших предков и чтобы не забывать о том, что такое на самом деле война...

Polikarp

Заказать книгу в ЧОУНБ

Читать онлайн в библиотеке ЛитРес*

*Для чтения книги онлайн в библиотеке ЛитРес необходима удалённая регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных 

Источники:

83.3Р6
Р 893
К-526255-БО
Чуковский Николай Корнеевич / Т. А. Кукушкина // Русские писатели, XX век : биобиблиографический словарь: в 2 ч. Ч. 2: М–Я / редколлегия: Н. А. Грознова и др. ; под редакцией Н. Н. Скатова. – Москва : Просвещение, 1998. – С. 564–566.

83.3Р6
Р 893
Д-273258-БО
Чуковский Николай Корнеевич / Г. В. Якушева // Русские писатели 20 века : биографический словарь / составитель П. А. Николаев. – Москва : Большая Рос. энцикл. : Рандеву-АМ, 2000. – С. 750–751. – (Серия биографических словарей). – Библиография в конце статей.

83.8я1
Р 893
К-520321-БО
Чуковский Николай Корнеевич / И. А. Розова // Русские детские писатели XX века : биобиблиографический словарь: для филологических специальностей педагогических вузов и университетов / ответственный редактор Г. А. Черная. – 2-е изд., испр. и доп. – Москва : Флинта : Наука, 1998. – С. 485–486.

Метка: Балтийское небо // CHUKFAMILY : сайт. – 2004–2009. – URL: http://www.chukfamily.ru/tag/baltijskoe-nebo (дата обращения: 09.01.2020). – Текст : электронный.

Чуковский, Н. К. Балтийское небо // Военная литература : сайт. – URL: http://militera.lib.ru/prose/russian/chukovsky/index.html (дата обращения: 09.01.2020). – Текст : электронный.

Материал подготовила Наталья Удовицкая,
гл. библиограф ИБО

Наверх