Константин Симонов «Разные дни войны: дневник писателя»

 Литературный календарь - 2020: читаем книги

                                                             Книга-юбиляр – 55 лет

Ничуть не преуменьшая значения военной прозы К. М. Симонова, думаю, что «Разные дни войны» его – событие особое. И в литературе нашей, и в нашей истории – в понимании и осмыслении ее. Честная книга К. М. Симонова не просто необходимое дополнение, а неотделимая часть всего написанного о войне.
Сергей Баруздин

…занимаясь подготовкой к печати своих дневников конца войны, я вспомнил: еще в марте–апреле 1945 года были первые замыслы – надо написать о войне большую книгу. В дневник я записывал, что, мол, таких-то людей, с которыми встречался на фронте, надо показать в романе, такие-то их черты отразить… В общем, война еще не закончилась, а эта книга о войне уже была задумана.
Константин Симонов

Литературный календарь ЧОУНБ, Константин Симонов «Разные дни войны: дневник писателя»

Среди произведений, пополнивших художественную летопись Великой Отечественной войны, одним из наиболее заметных явлений стали «Разные дни войны» Константина Симонова, Героя Социалистического Труда, Лауреата Ленинской и Сталинских премий, поэта, прозаика, драматурга.

Заказать в ЧОУНБ
Читать и слушать онлайн в библиотеке ЛитРес

Ни одна его книга не писалась так долго. Основа ее – фронтовые дневниковые записи, сделанные в годы войны. Работая над эпопеей «Живые и мертвые», уже после войны, Константин Михайлович не раз обращался к этим записям и, как говорил сам, приводил их в порядок. Это была не просто систематизация записей, а их обработка, частичное комментирование, поиски через архивы людей, оставшихся в живых, и их родственников. В 1965 г. отдельные главы дневников были опубликованы в журнале «Новое время» и затем вышли в издательстве «Советская Россия» небольшой книжкой («Каждый день длинный»). Еще часть записей была опубликована в 1970 г. в книге «Записки молодого человека». В 1973–1975 гг. дневниковые записи печатались в журнале «Дружба народов», в 1977 г. вышли в двух томах в издательстве «Молодая гвардия». В первом томе – дневники, рассказывающие о событиях на фронтах в 1941 г., фотографии тех лет. Во втором – освещены действия нашей армии с 1942 г. и до окончаний Великой Отечественной войны. Книга документальна, в ней нет вымышленных персонажей. Автор сохраняет подлинные имена и фамилии героев. В ней сочетаются бытовые зарисовки с лирическими отступлениями, конкретность образов с размышлениями о военных проблемах. «Любой из нас, – писал Симонов те годы, – предложи ему перенести все эти испытания в одиночку, ответил бы, что это невозможно, и не только ответил бы, но и действительно не смог бы ни физически, ни психологически всего этого вынести. Однако это выносят у нас сейчас миллионы людей, и выносят именно потому, что их миллионы. Чувство огромности и всеобщности испытаний вселяет в души самых разных людей небывалую до этого и неистребимую коллективную силу».

Литературный календарь ЧОУНБВоенным корреспондентом газеты «Красная звезда» Константин Михайлович Симонов прошел всю Великую Отечественную войну. О событиях ее дней, очевидцем которых он был, о людях, встреченных на разных участках фронта от Черного до Баренцева морей, он вел записи в блокнотах. Иногда развернутые, иногда краткие, – как позволяла обстановка. Между частыми поездками на фронт он выкраивал время, обычно за счет сна и отдыха, чтобы продиктовать стенографистке накопившиеся в блокнотах записи, отбирая все наиболее важное из того, что видел, чувствовал, пережил, о чем думал. Так страница за страницей рождались дневники, публикация которых через много лет после войны с живым интересом встречена самыми широкими кругами читателей. Сразу же по выходе их один из выдающихся советских полководцев маршал А. М. Василевский писал в «Правде»: «Искренне и горячо рекомендую прочитать эти два объемных тома, в которых широким полотном представлена война, начиная с лета сурового 1941 года до ее победного завершения. Здесь – и страдания народа, и горечь отступления, и мужество наших воинов, и наша все крепнущая сила, ломающая силу врага, и радость наших побед». Перед нами не просто свидетельства очевидца и участника событий, а война, увиденная глазами писателя. «Строгая документальность, – подчеркивал маршал, – сочетается в книге с остротой писательского взгляда, точно подмеченная деталь фронтового быта или человеческого характера придает документу широту художественного обобщения».

«Разные дни войны» – не только по жанровым признакам, но и по самой своей внутренней сути – дневник писательский, органично совместивший качества документальной и художественной литературы, что сделало его интересным. Это яркое и подлинно реалистическое свидетельство о трагических и героических страницах нашей истории. Из множества лиц, о которых повествует писатель, возникает образ главного героя – сражающийся народ. Автора, обладающего профессиональной писательской наблюдательностью, больше всего привлекали на фронте люди, их поведение в обстоятельствах войны, их психология, черты характера, нравственный облик. Ценность дневников – в том, что в них правдиво и психологически достоверно изображен человек на войне, раскрыто движение человеческой души через годы тяжелейших испытаний. Именно это ставит книгу в ряд наиболее заметных явлений литературы о беспримерном подвиге советского народа в Великой Отечественной войне.

Писатель показывает, что для тех, кто защищает родную землю, война – это самозабвенный героизм на поле боя, храбрость и отвага, проявленые в атаке, или разведке, война – еще несказанно тяжелый, до кровавого пота труд. Это суровый фронтовой быт, к условиям которого люди вынуждены были приспосабливаться. «В который раз – записывает Симонов в дневнике в сорок третьем году – снова и снова думаю над одним из главных вопросов войны. Уже третий год люди живут в крайнем напряжении. И, как ни странно, помогают быт, житейские привычки. Если все время помнить и думать только о войне – человек не выдержал бы на ней не только года, а и двух недель. И писать войну, беря в ней только опасность и только геройство – значит писать ее неверно. Среди военных будней много героизма, но и в самом героизме много будничного».

«Разные дни войны» во многом не походят на дневник в его привычной форме. Страницы дневниковых записей, сохранившихся с дней войны, или сделанных по памяти вскоре после нее, соединяются в книге Симонова с нынешними его воспоминаниями и раздумьями, с размышлениями по поводу самих записей военных лет. Описание фронтовых событий – с осмыслением их значения и последствий, как они видятся автору сегодня, в свете исторического опыта и ее итогов. С картинами того, что было увидено писателем собственными глазами и нередко прямо на месте занесено во фронтовой блокнот, часто соседствуют выдержки из оперативных донесений и сводок, журналов боевых действий, из сохранившихся лент телеграфных переговоров и других документов, помеченных теми же датами, но уже после войны разысканных автором в архивах. В книге приводятся выразительные характеристики рядовых бойцов, командиров, политработников, с которыми война сводила писателя на фронтовых дорогах. И тут же рассказывается о том, как в дальнейшем складывались судьбы упомянутых в дневнике людей, рассказывается о послевоенных встречах автора с теми из них, кого удалось разыскать, публикуются сегодняшние письма бывших фронтовиков. «Быть может, – пишет К. Симонов, – некоторым из читателей покажется, что я отвел в книге излишне много места выяснению биографических подробностей и дальнейших судеб даже мельком встреченных мною на фронте людей. Но мне хочется напомнить, что оборванность людских судеб – одна из самых трагичных черт войны. И сейчас у меня все обостряется чувство неоплатности долга, все неотложней становится обязанность: всюду, где можешь, назвать разысканные тобою имена воевавших людей, проследить в сложных переплетах войны ниточки их судеб, иногда безвозвратно оборванных, а иногда просто не до конца нам известных…».

Готовя дневники к печати, Симонов проделал огромную работу, смысл которой заключается в тщательной проверке точности дневниковых записей. Автор справедливо замечает, что в памяти не только многое бесследно утрачивается, это еще полбеды, но кое-что бессознательно деформируется, а это уже беда, с которой надо бороться, проверяя по возможности все, что поддается проверке. Симонов сопоставляет свои дневниковые записи с сообщениями Совинформбюро и многочисленными архивными документами, с соответствующими страницами опубликованных после войны мемуаров советских полководцев, изучает трофейные карты германского генерального штаба, протоколы допросов пленных, служебные дневники и воспоминания гитлеровских генералов. Выясняя дальнейшие судьбы встреченных на фронте людей, он перелистывает в архивах сотни личных дел военнослужащих, наградных листов, приказов. Он вновь едет в знакомые ему по войне места давно отгремевших боев, встречается с бывшими фронтовиками. Результаты многолетней кропотливой работы нашли свое отражение в книге, заняв немало страниц и придав ей особую убедительность, широту и объемность. Симонов неоднократно признавался в том, что, перечитывая свои записи, неоднократно испытывал желание задним числом вторгнуться в текст то одного, то другого тогдашнего рассуждения. «И все же, – пишет он, – я удержался от соблазна». «Можно поступать по-разному – писал он в 1960-м г. в статье ”Прошлое – перед глазами” – не следует делать только одного: сохраняя в дневнике старые даты, вписывать в него новые мысли, свойственные автору теперь, но несвойственные ему тогда. Даже при всей своей правильности эти мысли, вставленные в дневник спустя пятнадцать–двадцать лет, будут выглядеть заплатками, будут казаться неестественными или недостаточно обоснованными для того времени. Такого насилия над собственными дневниками не надо производить никогда, ни в каких случаях…». Чтобы побороть искушение что-то менять в записях военных лет, Симонов заклеивал экземпляр перепечатанного дневника в пакет и сдавал в архив, как документ-первоисточник.Литературный календарь ЧОУНБ

После выхода книги Константин Симонов в беседе с корреспондентом «Комсомольской правды» Василием Песковым сказал: «Знаете, чем я удовлетворен, так это тем, что удержался от соблазна писать о войне облегченно и упрощенно». С болью, с обжигающими душу подробностями показывает он, как нелегко приходится людям на войне не только в первый ее период, но и тогда, когда армия наша наступала, когда неудержимо растущая ее сила начала ломать силу сопротивления врага.

Дневники Симонова – книга не об одних фронтовых поездках и выполнении автором сложных, требующих личного мужества, храбрости, часто сопряженных с риском для жизни обязанностей военного корреспондента, она и о писательской работе в разные дни и годы войны. На ее страницах интересные подробности, относящиеся к тому, в какой обстановке были задуманы и написаны «Жди меня», «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины…», «Я помню в Вязьме старый дом…», поэма «Сын артиллериста» и другие произведения. Позднее, в одном из интервью, Симонов скажет, что в своих военных дневниках не мог обойтись без воспоминаний о том, в каких обстоятельствах он написал на фронте некоторые стихи. И без цитат из этих стихов не мог обойтись тоже, «потому что они, как и записи в дневниках, фиксировали мои впечатления, мое тогдашнее непосредственное восприятие войны».

Литературный календарь ЧОУНБСимонов свидетельствует, что в нем, соседствуя, жили два видения войны – условно говоря, корреспондентское и писательское. С приближением конца войны второе все больше брало верх над первым. Он чаще рассматривал свои записи в блокноте не как материал для завтрашней газетной корреспонденции, а как заготовки для чего-то, что напишет когда-нибудь потом. Менялся и характер самих записей в блокнотах. Еще не зная точно, как скоро кончится война, но, как и все, чувствуя, что это не за горами, Симонов уже думал о своих писательских планах. Что же касается «большой книги о войне», то этот замысел писателем был осуществлен гораздо позже, чем он предполагал тогда, в 45-м. Дневники сослужили Симонову после войны огромную службу. Они, говоря словами их автора, тот колодец, из которого он всегда обильно черпал. С наибольшей наглядностью значение дневников для осуществления творческих замыслов писателя раскрывается в сопоставлении «Разных дней войны» с трилогией «Живые и мертвые», одним из самых значительных произведений не только в творчестве Симонова, но и всей советской литературы о Великой Отечественной войне.

Для Константина Симонова принцип – писать войну, не поступаясь ее суровой и беспощадной правдой, без прикрас, не обходя трагических моментов и ситуаций, полной мерой показывать, какая огромная цена заплачена за победу. Этими принципами, твердо сформулированными для себя в ходе войны, писатель руководствовался, заполняя свои фронтовые блокноты, им он стремился быть верным в своих корреспонденциях и очерках, стихотворениях, поэмах, рассказах и повестях, пьесах и киносценариях. Писатель говорил: «…всюду, где это позволяет твой жизненный опыт, стараешься держаться поближе к тому, что видел на войне своими глазами».

Критики в рецензиях и откликах на «Разные дни войны» с единодушием подчеркивали, что автором создана книга значительная и чрезвычайно интересная. Писатель Сергей Баруздин отмечал: «В работе над ”Разными днями войны” Константин Михайлович был обязателен, точен, если хотите, вежлив и одновременно неумолим. Там, где речь шла о главном. Для него, для страны, для истории Отечественной… И вообще, признаюсь, я не знал такого другого литератора. Организованность. Обязательность. Чуткость и внимательность к другим».

Сам Константин Симонов отмечал: «Я хорошо понимал, как важно для писателя вести военные записи, и, пожалуй, даже преувеличивал их значение, когда, отвечая во время войны на вопросы Американского Телеграфного Агентства, писал: “Что касается писателей, то, по моему мнению, сразу же, как кончится война, им нужно будет привести в порядок свои дневники. Что бы они ни писали во время войны, и как бы их за это ни хвалили читатели, все равно на первый же день после окончания войны самым существенным, что они сделали на войне за войну, окажутся именно их дневники”».

Цитаты

Лишь через двадцать пять лет, готовя том стихов для собрания сочинений, я наткнулся на листки из блокнота, очевидно, самого первого из всех, что сохранились со времен войны. На одном из этих листков оказались неоконченные и совершенно забытые мною стихи. Я так и не вспомнил, в какой именно день, и при каких обстоятельствах я наспех нацарапал их в блокноте. Но одно было для меня несомненно – стихи были написаны на Западном фронте в первые дни войны и именно об этих первых днях:
Июнь. Интендантство. Шинель с непривычки – длинна.
Мать застыла в дверях. Что это значит?
Нет, она не заплачет. Что же делать – война!
– А во сколько твой поезд? –
И все же заплачет.
Синий свет на платформах. Белорусский вокзал,
Кто-то долго целует.
– Как ты сказал?
Милый, потише... –
И мельканье подножек,
И ответа уже не услышать.
Из объятий,
Из слез,
Из недоговоренных слов –
Сразу в пекло, на землю,
В заиканье пулеметных стволов.
Только пыль на зубах,
И с убитого каска: бери!
И его же винтовка: бери!
И бомбежка.
Весь день.
И всю ночь, до рассвета.
Неподвижные, круглые, желтые, как фонари,
Над твоей головою – ракеты.
Да, война не такая, какой мы писали ее, –
Это горькая штука...

По заданию редакции я поехал через Смоленск, в стоящую за ним где-то на окружавших его лесистых холмах танковую дивизию. Ехали мимо станционных путей и пакгаузов, видели, как выгружалось много пушек; тащили вверх, на холмы, тяжелую артиллерию…. Судя по рассказам людей, несмотря на превосходство немцев и в количестве и в качестве машин – в дивизии были только БТ-7 и БТ-5, – мы все-таки заставили немцев понести тяжелые потери. В дивизии не чувствовалось подавленного настроения, а была отчаянная злость и то, что все так нелепо вышло, и желание получить немедленно новую материальную часть, переформироваться и отомстить…. Мы вернулись в лагерь редакции, и я весь вечер сидел и думал: как же мне писать? Хотелось на что-то опереться, на каких-то людей, которые среди всех этих неудач своими подвигами вселяли надежду на то, что все повернется к лучшему. Именно с таким чувством на рассвете следующего дня я написал для «Известий» свой первый в жизни очерк о танкистах...

....Первым слушателем «Жди меня» был вернувшийся из Москвы Кассиль. Он сказал мне, что стихотворение, в общем, хорошее, хотя немного похоже на заклинание….

…В один из этих дней позвонил Евгений Петров и сказал, что он хочет организовать американскому писателю Колдуэллу встречу со мной, как с человеком, недавно вернувшимся с Западного фронта. Встреча состоялась на квартире Николая Вирты. Американец был большой, крепко сшитый, одетый в широкий мешковатый костюм. Он занимался – во время бомбежек Москвы – передавал по радио в Америку и, вообще, по мнению Петрова, вел себя в Москве очень хорошо. Он показался мне довольно дотошным человеком. Но по понятным причинам я многого не мог ему рассказывать. В разговоре была одна смешная деталь. Он спросил, видел ли я близко немецкие танки. Я сказал, что да, видел. Тогда он, должно быть, интересуясь, в каком состоянии у немцев техника, спросил, какой вид имели немецкие танки – новый или потрепанный? Меня этот вопрос рассмешил, и я пошутил, что когда танки идут на вас, то вам, очевидно, трудно разобрать, какой они имеют вид, новый или потрепанный. Но если эти танки уже удалось остановить, то они неизменно имеют потрепанный вид….

…Я взял с собой здоровенный томище «Тихого Дона» – все в одной книге. И когда не вел машину, читал. Читал и дочитал в самом конце нашего сухопутного путешествия, между Симферополем и Севастополем.

… когда судьба забрасывала меня на разные фронты, и мне приходилось рассказывать людям на одном фронте о том, что происходит на другом, люди слушали, и им всегда казалось, что самое настоящее и сильное происходит не там, где они. Это, видимо, свойственно русскому человеку вообще.
Я могу вспомнить по дням почти всю свою жизнь на фронте, но когда я мысленно возвращаюсь к плаванию на подводной лодке, то дни и ночи были там так перепутаны, что вспоминается все вместе. Я ел, спал, получал информацию о ходе нашего плавания и в один из дней сочинил для боевого листка стихи о нашей А-4… Впоследствии, когда мы уже вернулись на базу, выяснилось, что в этот день в этом квадрате моря был потоплен, как это установила агентурная разведка, военный вспомогательный корабль малого тоннажа, груженный боеприпасами…. Двадцать второго октября 1942 года лодка была награждена орденом Красного Знамени. Справка, составленная штабом Черноморского флота в связи с представлением лодки к ордену, дает понятие о том, чем занималась лодка в первый период войны. Она выполнила за это время семь минных постановок у берегов и баз противника, на которых подорвались пять транспортов общим водоизмещением 23 тысячи тонн и один торпедный катер. Во время боев за Севастополь лодка совершила семь доходов, доставив в осажденный город 156 тонн боеприпасов, 290 тонн продовольствия, 27 тонн бензина и эвакуировав оттуда 250 раненых.

Отзывы читателей

Взгляд на войну не столько журналиста и молодого, талантливого писателя, сколько человека. Человека, в начале войны, растерянного, непонимающего, как можно было допустить все происходящее. Позже – человека сочувствующего страданию, горю; человека, восхищающегося отвагой, как отдельных людей, так и всего русского народа.
Эта книга – попытка разобраться в войне, ее причинах, попытка разобраться в человеческих судьбах на этой войне, отследить их и в последующие годы. Эта книга – большой, многолетний труд: одна из первых она подняла проблемы в армии, вызванные репрессиями конца 30-х годов, и их последствия; вопрос цены ошибок, принятых в те годы решений… Книга с непростой судьбой…

Доминик Аверен

Он был, похоже, везде: Крым, Мурманск, Сталинград, Кубань, Курская дуга, Украина, Польша, Италия, Германия. Везде встречался с самыми разными людьми – от маршалов до рядовых солдат, обо всех писал с глубокой любовью и уважением. А в результате мы можем видеть его собеседников в этой книге, видеть, как живых. На страницах книги предстает выдающийся подвиг советских людей, которые, не слишком заботясь о наградах, делали все, что могли для достижения победы. Многие из этих людей стали героями книг писателя – как военного времени, так и мирного. Симонов пишет и о своем литературном творчестве того времени, правда, не акцентируя на этом внимание читателя, считая свои произведения военных лет тоже вкладом в общее дело…. Это одно из лучших произведений о Великой Отечественной войне.

Лекс

Заказать в ЧОУНБ
Читать и слушать онлайн в библиотеке ЛитРес

*Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.

Источники:

Симонов, К. М. Разные дни войны : дневник писателя: в 2 т. 1941–1945 гг. / К. М. Симонов. – Москва: Издательство «Известия», 1981. – (Библиотека «Дружбы народов»).

Военные дневники Константина Симонова // Косолапов, В. А. Летопись мужества : (историко-революционная и военно-патриотическая тема в советской литературе) : сборник статей / В. А. Косолапов. – Москва : Художественная литература, 1985. – С. 246–260.

Симонов, К. М. Разные дни войны: дневник писателя // Военная литература : сайт. – URL: http://militera.lib.ru/db/simonov_km/index.html (дата обращения: 28.05.2020). – Текст : электронный.

Материал подготовила Наталья Удовицкая,
гл. библиограф ИБО

Наверх