Егор Исаев

Литературный календарь - 2020: читаем книги

Истинный поэт острее других чувствует и переживает свое время. Истинному поэту дана неостывающая память.
Все это было и есть в душе Егора Исаева. И совсем не случайно две главные поэмы его, лауреата Ленинской премии, Героя Социалистического Труда, названы «Суд памяти» и «Даль памяти». Совестливая память в самом деле строго судит и далеко, высоко зовет…
Виктор Кожемяко

…Спасибо вам за Сталинград.
За Курск,
За Днепр.
За встречный тот
Удар с привисленских высот.
Когда б не вы – нам всем каюк!..
Егор Исаев (из поэмы «Двадцать пятый час»)

Литературный календарь, Егор Исаев

Егор (Георгий) Александрович Исаев – русский советский поэт, публицист, переводчик, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, Секретарь Союза писателей СССР, участник Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

Заказать книги в ЧОУНБ

Родился 2 мая 1926 г. в селе Коршево Бобровского района Воронежской области в крестьянской семье (по другим источникам – в семье сельского учителя).

Будучи школьником, он, 16-летний, когда началась Великая Отечественная война, рыл противотанковые рвы и окопы под Смоленском. Осенью 1943 г. 17-летним парнем призван в Красную Армию. В начале службы охранял важные промышленные объекты в составе НКВД, границу на Кавказе. В составе войск 1-го Украинского фронта накануне своего 19-летия в 1945 г. участвовал в Берлинской наступательной операции, в боях под г. Котбус, в тяжелых боях за освобождение Праги. Печатался с 1945 г. Пройдут годы, а тема войны и мира станет ведущей в его творчестве.

После войны Е. А. Исаев в течение пяти лет служил в Чехословакии, в Австрии в составе Центральной группы войск. За эти годы он много передумал, перечувствовал, многое видел, что накрепко запало в его память: зарождение нового немецкого государства на востоке Германии, возрождение европейских стран и наций после фашистского рабства. Он встречался, спорил, дискутировал, порой резко и бескомпромиссно, с немцами, вчерашними солдатами разгромленной гитлеровской армии. Одни из них начинали все больше задумываться о прошлом. Память сурово напоминала им об их делах. Они проклинали не только Гитлера и его генералов. Осознавая свою вину, не пытались укрыться за спасительное: мы, рядовые, выполняли свой долг. С ними, их судьбой читатель встретится потом в «Суде памяти» Егора Исаева. Поэт-гуманист попытается проследить и показать путь к прозрению этих немцев. Таков «герой» Ганс и калека на костылях Курт. С горькой иронией Курт решительно осуждает и себя, и тех, кто хотел бы закрыть глаза на страшное фашистское прошлое.

В 1950 г. Исаев был демобилизован. В интервью он рассказывал: «Гвардии младший сержант. С отличием окончил курсы радистов… И вот выходит приказ – перевести меня в редакцию газеты, поручив прием информации. Ночью принимал сводки Совинформбюро и прочее, а днем редактор меня по полкам посылал – я жизнь-то солдатскую знал хорошо. Стал писать не только статьи, но и стихи. Посылаю в газету 1-го Украинского фронта ’’За честь Родины’’. Приезжает потом оттуда полковник и забирает меня. А я уже и в Москве печатаюсь. В ’’Смене’’ – у Долматовского, в ’’Советском воине’’ – у Грибачева. Вот какие были люди! Это тоже относится к понятию ’’советские’’. Какой-то там младший сержант, где-то в Австрии… И они письма мне пишут, советы дают. В газете ’’За честь Родины’’ – встреча с Михаилом Алексеевым. Первые страницы своей повести ’’Солдаты’’ он читал мне. Потом демобилизация. Меня уговаривали окончить курсы военных журналистов во Львове, но я уже нацелился в Литературный институт...».

В журнале «Русская жизнь» в 2007 г. Олег Кашин в статье пишет: «…Приказом министра вооруженных сил СССР была предусмотрена досрочная демобилизация солдат и сержантов, имеющих среднее образование, чтобы фронтовики успели поступить в вузы. Исаев собирался поступать в Литинститут, но не успел. Завкафедрой творчества Василий Смирнов сказал, что экзаменационная комиссия уже распущена, и ради одного дембеля собирать ее заново он не станет, посоветовал приехать через год. В самом скверном расположении духа Исаев пошел куда глаза глядят. В институтском дворе наткнулся на офицера с орденскими планками… Того офицера звали Юрий Бондарев. Он уже учился на третьем курсе и пользовался в институте большим авторитетом. Вообще, послевоенный Литинститут был под завязку укомплектован будущими звездами советской литературы...».

В 1955 г. Егор Исаев окончил с отличием Литературный институт им. М. Горького. По окончании вуза поэт работал в издательстве «Советский писатель». Он вспоминал: «…А потом встреча с Паустовским. Тут уже начинается мой ’’Суд памяти’’. С образа стрельбища. Забрел я после войны под Веной на заброшенное старое стрельбище. И какое-то страшное возникло чувство! Земля – как не земля. Никогда она не работала. Заросшая. Там не пасли никогда никого. Все пули, все оружие здесь прошли. А значит, солдаты всех поколений и войн, вплоть до Гитлера. То есть самое массовое предприятие, где учили убивать… И вот это во мне ходило, как облако в сердце. Не знаю почему, но в институте решил рассказать Паустовскому. Константин Георгиевич выслушал очень внимательно. И очень он меня вдохновил: ’’Молодой человек, а ведь вы нашли ключ к философии войны вообще! Обязательно пишите. Только прошу вас – пишите прозой’’. Вот в этом я его не послушался… Но за поэму ’’Суд памяти’’ готов нести ответ перед любым судом – земным и небесным. Не стыжусь называться ее автором...».

Из-под пера Исаева вышли многочисленные поэтические сборники, лирические и гражданские стихи. Лирические стихотворения он публиковал еще в студенческие годы. С начала 60-х поэт плодотворно работал в жанре философской поэмы. Первая поэма «Лицом к лицу» вышла в альманахе «Литературный Воронеж» в 1951 г., в 1953 г. под названием «Над волнами Дуная» появился ее окончательный вариант. Его антифашистская поэма «Суд памяти» (1962) и поэма «Даль памяти» (1977) удостоены Ленинской премии в 1980 г. В них прозвучала широкая связь событий войны с современностью, с нынешним состоянием мира и с угрозой новой войны, существования человечества. В предисловии к одному из изданий поэт и критик Сергей Наровчатов писал: «Молодой автор обратился в ней к самым острым проблемам современности и дал яркое художественное решение общественных задач, волнующих всех нас. Поэма поставила вопрос о месте человека в исторических событиях, о его активном воздействии на их ход…». Очень убедительно показана в поэме ответственность каждого человека за сохранение мира на земле.

«Даль памяти» – поэма раздумий, размышлений, неустанных, напряженных, глубинных по мысли, прекрасных по своей образности. В ней речь идет о самом главном и насущном в жизни: судьбе человеческой и народной. Кажется, что не поэт, а сам народ поведал об извечной мечте мужика о земле, борьбе с разинских и пугачевских времен Руси крестьянской с царизмом, о горе и вдовьих слезах.

С 1981 г. Егор Исаев избран секретарем правления Союза писателей СССР. Был Председателем правления Всероссийского общества книголюбов. В Отчетном докладе на Седьмом съезде писателей СССР Г. М. Марков так оценил труд поэта: «Поэтическая дилогия Е. Исаева по праву заняла видное место во всей многонациональной поэзии глубиной постижения народной жизни, органической причастностью к историческому развитию страны, объемной образностью и покоряющей простотой поэтической интонации». Исаев – выдающийся мастер стиха. Он блистательно владеет чувством слова и исключительной способностью наделять каждого героя своим языком, выразительно и образно передающим главные черты характера. Автор чувствует движение слова. Оно у него всегда живое, свое.

Егор Исаев – поэт-патриот, символ советской поэзии. Борьба за мир, сохранение жизни на земле – одна из важнейших тем в его творчестве. Очень ярко она проявилась в поэме «Двадцать пятый час» (1984). Обеспокоенный грозовым наказом сегодняшней мировой жизни бронзовый солдат из Трептов-парка отправляется к новым поджигателям войны для последнего предостережения. Вместе с погибшими 20 миллионами советских солдат, с полегшими американскими, английскими, французскими парнями он заявляет:
«…И перестаньте ж, наконец,
Перед лицом моей страны
Махать во имя сатаны
Ракетно-ядерным крестом…»
Образ земли, могущей изменить свое первородство, сойти с ума под воздействием ядерного катаклизма показан в поэме как образ Земли – шара, летящего в бездне – пустоте:
«Это и не шар уже –
А череп под луной
Летит –
Безбров, безглаз, безнос –
И ни червя…
Таков прогноз…»

Поэма – своего рода символ с центральной фигурой солдата – хранителя народной памяти. Образ большой впечатляющей силы, несущей в себе черты обобщения, свойственного поэзии Е. Исаева, как мертвая земля в «Суде памяти», «кремень-слеза» в «Дали памяти». Как поэт-фронтовик, он не может молчать, он должен и обязан сказать об этом во весь голос. Егор Исаев глубоко следует гуманистической традиции, завещанной великой литературой предшествующих поколений.

Исаевым написаны поэмы, изданы публицистические книги, среди которых наиболее известны: «Мои осенние поля», «Убил охотник журавля», «Колокол света», «Жизнь прожить», «В начале было слово».

Охране природы, нравственному здоровью человека, совести и долге перед людьми и обществом, человеческому достоинству посвящена поэма «Убил охотник журавля» (1985). В названии поэмы – тревога за природу, за журавля, за мораль человека. Это покаяние, исповедь охотника, совесть которого отравлена хмельным зельем. Оно пробуждается под влиянием совершенного преступления: «брата-летчика убил»! Журавль в поэме представлен братом.

В 1986 г. Егору Исаеву было присвоено звание Героя Социалистического Труда за большие заслуги в развитии советской литературы и плодотворную общественную деятельность. Поэт – кавалер двух орденов Ленина, награжден орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», Отечественной войны II степени и медалями. Он лауреат премий Союза писателей СССР и им. А. А. Фадеева, Министерства обороны СССР.

Известный советский критик и литературовед Юрий Прокушев пишет: «…Мне доводилось и ранее слушать Егора Исаева, выступать вместе на литературных вечерах. И должен честно признаться, никого не обижая, не было на этих вечерах равного Егору Исаеву. Он покорял и аудиторию, и нас – его сотоварищей, непревзойденным чтением своих стихов, в высшей степени эмоционально-естественным, органичным и правдивым, лишенным какой-либо фальши, досадного актерского выигрыша, авторского самолюбования. Доводилось мне слышать и читать ранее и те главы ’’Дали памяти’’, которые были написаны и опубликованы до ’’Кремень-слезы’’. Но в тот вечер, когда Егор Исаев прочитал впервые всю ’’Кремень-слезу’’, я, слушая его, подумал, что на этот раз он, пожалуй, превзошел самого себя... Только такой поэт, для которого все важно, все значительно, все непреходяще-интересно и дорого в жизни, истории, традициях, быте, обычаях его народа, и мог создать ’’Кремень-слезу’’. Он вложил в нее самые светлые, самые радужные, самые смелые, самые честные и справедливые, самые выстраданные и сокровенные думы, мысли, чувства… По существу, ’’Кремень-слеза’’ – это не глава, а самостоятельная поэма».

Книги Егора Исаева выходили огромными тиражами, произведения переведены на многие языки мира. Сам поэт не раз повторял и подчеркивал мысль, в которой очень точно выражено его отношение к своему поэтическому труду: «Эпос не терпит множества, эпос единичен». Свою душу и сердце, свой огромный самобытный талант мастера поэзии вложил Егор Исаев в дилогию о войне и мире, которой отдал почти двадцать лет жизни. «… в разговоре о давно минувшем, – замечает поэт, – один мой земляк-фронтовик сказал так: хорошо, когда глаза видят, еще лучше, когда знают, а уж совсем хорошо, когда они еще и помнят».

Поэт скончался 8 июля 2013 г. в Москве, где жил в последние годы. Похоронен на Переделкинском кладбище. В г. Боброве Воронежской области поэту установлен бюст.

Цитаты

Из поэмы «Суд памяти»

Вы думаете, павшие молчат?
Конечно, да – вы скажете. Неверно!
Они кричат, пока еще стучат
Сердца живых и осязают нервы.
Они кричат не где-нибудь, а в нас.
За нас кричат. Особенно ночами,
Когда стоит бессонница у глаз,
И прошлое толпится за плечами.
Они кричат, когда покой, когда
Приходят в город ветры полевые,
И со звездою говорит звезда,
И памятники дышат, как живые.
Они кричат и будят нас, живых,
Невидимыми, чуткими руками.
Они хотят, чтоб памятником их
Была Земля с пятью материками.
Великая! Она летит во мгле,
Ракетной скоростью до глобуса уменьшена.
Жилая вся. И ходит по Земле
Босая Память – маленькая женщина.
Она идет, переступая рвы,
Не требуя ни визы, ни прописки.
В глазах – то одиночество вдовы,
То глубина печали материнской.
Ее шаги неслышны и легки,
Как ветерки на травах полусонных.
На голове меняются платки –
Знамена стран, войною потрясенных.

Из поэмы «Убил охотник журавля»

И прямо в сердце мне глядит:
– Ты что же, брат,
В своих-то бьешь
Нехорошо.
Ты что, фашист?.. –
И отодвинулся, ушел, –
Высок,
Плечист.
Ушел посмертно молодой.
Во цвете лет…

А я – за ним.
Кричу: постой!
Во двор,
В рассвет.
Он – на денник, и я за ним.
Рад и не рад.
Гляжу, а он уж недвижим,
Мой журка-брат,
Лежит –
Крылами на восток –
Как в пепле весь…
Вот с той поры я не ходок
В тот самый лес.
Там суд идет. –
Он глянул вверх
В пустую синь.

– Не царь природы человек,
Не царь, а сын.

Источники:

Исаев, Е. Убил охотник журавля : три поэмы / Егор Исаев. – Москва : Издательство «Правда», 1985. – 32 с. – (Библиотека «Огонек»; № 44).

Прокушев, Ю. Л. Ко мне приходит облако…; Глазами памяти // Живой лик России : раздумья критика / Ю. Л. Прокушев. – Москва : Художественная литература 1985. – С. 177–222.

Числов, М. Поэма борется за мир / М. Числов // День поэзии. 1985 : [сборник] / составитель С. С. Лесневский. – Москва : Советский писатель, 1986. – С. 61–63.

Кашин, О. Человек, которого не было : разговор с отставным крестьянским поэтом / О. Кашин. – Текст: электронный // Русская жизнь. – 2007. – URL: http://rulife.ru/mode/article/274 (дата обращения: 23.04.2020).

Кожемяко, В. С. Предавшим память нет прощенья : поэт Егор Исаев / В. С. Кожемяко // Лица века. – URL: https://history.wikireading.ru/362684 (дата обращения: 23.04.2020). – Текст : электронный.

Заказать книги в ЧОУНБ

Материал подготовила Наталья Удовицкая,
гл. библиограф ИБО

 

Наверх