Николай Майоров

 Литературный календарь – 2020: читаем книги

Пусть помнят те, которых мы не знаем:
нам страх и подлость были не к лицу.
Мы пили жизнь до дна
и умирали за эту жизнь,
не кланяясь свинцу.
Николай Майоров, 1941 г.

«Мы никогда не прочтём того, что Коля написал бы о войне, о нашей победе. Но он сказал своё честное и точное слово о том, что думали и чувствовали люди его поколения за день, за год до войны. О буре истории, ревевшей за окнами наших студенческих общежитий. И о том, как были высоки, русоволосы те, кто шагнул навстречу буре. Победа начинается с решимости её добиться, с уверенности в правоте нашего дела. Об этой решимости, об этой правоте – всё, что написал Майоров»
Борис Слуцкий

«От Коли Майорова осталось много стихов. Мы должны напечатать все его лучшее. Это будет нашей признательностью, признательностью живых тем, кто своей жизнью отстоял жизнь для всех»
Михаил Львов

Литературный календарь ЧОУНБ, Николай МайоровНиколай Петрович Майоров – русский советский поэт-фронтовик. 

Заказать книги в ЧОУНБ

Николай Майоров родился в семье рабочего 20 мая 1919 г. в деревне Дуровка Симбирской губернии. В возрасте десяти лет вместе с родителями и старшими братьями он переехал в Иваново. Обучаясь в школе № 9 (ныне школа № 26), Николай посещал литературный кружок и слыл лучшим школьным поэтом. В то время им был написан сборник «Ухабы», где проскальзывает грустное пророчество себе самому, мини-поэмы и сказки, уже говорящие о жанровом многообразии, и лирика, связанная с первой влюблённостью поэта в девушку с «московской улицы».

В 1937 г. Николай Майоров поступил на исторический факультет МГУ, а на других учились известные в молодёжных кругах Борис Слуцкий, Михаил Луконин, Давид Самойлов, образовавшие первый литературный кружок. Писавшего взахлёб студента истфака скоро признали своим и всё чаще приглашали почитать стихи перед студенческой аудиторией, полюбившей его сразу и безоговорочно. Успех окрылил автора, и в 1939-м параллельно он стал учиться в Литературном институте, посещая поэтический семинар Павла Антокольского, известного советского поэта. Учившийся вместе с ним его ровесник Михаил Кульчицкий оставит воспоминания, где назовёт друга «глыбой», тем ориентиром, к которому всем хотелось тянуться. Первые стихи Николая Майорова напечатает многотиражка МГУ, так и оставшись единственным изданием, опубликовавшим произведения поэта при жизни.

В эти годы все ясней и ясней очерчивается главная тема творчества Майорова – тема жизни, побеждающей смерть, тема мужества и бесстрашия, беспредельной преданности долгу. В наши дни широко известным стало стихотворение Николая Майорова «Мы» (1940 г.), вынесенное в заглавие его последнего сборника. Без преувеличения можно сказать, что никто из поэтов с такой полнотой и силой не воплотил в стихах обобщенный образ молодого поколения нашей страны предвоенных лет. В нем страстная жажда созидания, нетерпеливое стремление к новым, совершенным и чистым формам жизни, максимализм требований к себе и товарищам, умение подчинить свои чувства долгу во имя высших интересов Родины. В стихотворении, рисуя портрет своего деятельного, творчески активного поколения, Майоров писал: «Мы были высоки, русоволосы. / Вы в книгах прочитаете, как миф, / О людях, что ушли, не долюбив, / Не докурив последней папиросы. / Когда б не бой, не вечные исканья / Крутых путей к последней высоте, / Мы б сохранились в бронзовых ваяньях, / В столбцах газет, в набросках на холсте». В этом портрете поколения много от автопортрета Майорова. Главное для него и его ровесников – это творчество, созидание, «вечные исканья / Крутых путей к последней высоте», однако высокое чувство общественного и воинского долга, ради выполнения которого они готовы умереть, заставляет их идти в бой, «не долюбив, / Не докурив последней папиросы». Те молодые поэты, которым суждено было погибнуть в 1941 и 1942 гг. (а кое-кому и раньше), на «незнаменитой» (по словам Твардовского) финской войне не успели пережить ни сомнений, ни разочарований в своих идеалах, их мироощущение осталось цельным и героическим, лишенным чувства жертвенности и трагизма.

Не все написанное Майоровым сохранилось, но и то, что уцелело и было опубликовано посмертно, свидетельствует о том, что он обещал быть большим и самобытным поэтом. Он был человеком, рожденным революцией. Таким людям, как он, революция открыла путь к знаниям и большой культуре, к реализации своих творческих возможностей. По воспоминаниям друзей, основным произведением Майоров была большая поэма «Ваятель», от которой сохранился только отрывок (печатается под заглавием «Творчество», 1940). В нем программа молодого поэта: «Есть жажда творчества. / Уменье созидать. / На камень камень класть / Вести леса строений. / Не спать ночей, по суткам голодать, / Вставать до звезд и падать на колени. / Остаться нищим и глухим навек, / Идти с собой, с своей эпохой вровень / И воду пить из тех целебных рек, / К которым прикоснулся сам Бетховен. / Брать в руки гипс, склоняться на подрамник, / Весь мир вместить в дыхание одно, / Одним мазком весь этот лес и камни / Живыми положить на полотно, / Не дописав, / Оставить кисти сыну. / Так передать цвета своей земли, / Чтоб век спустя все так же мяли глину / И лучшего придумать не смогли».

Майоров отличался глубоким чувством природы, которое является важной особенностью его мировосприятия. Среди пейзажных стихов поэта особенно выразительны «Август» (1939) и «После ливня» (1939). О пристрастии Майорова к русской классике говорят его стихотворения «В Михайловском» (1937), «Пушкин» (1937) и «Гоголь» (1939). На его мировосприятие и стиль оказали влияние В. Маяковский, В. Хлебников, Э. Багрицкий, П. Антокольский, ему нравилась поэзия А. Твардовского, но по силе любовной страсти, чувству природы, рельефной пластике образов он ближе всего к П. Васильеву.
Творческая страсть у Майорова определяется силою любви к женщине. В стихотворении «Рождение искусства» (1939), обращаясь к любимой, поэт сравнивает себя с первобытным художником, у которого вдохновенная любовь к женщине обостряла жажду жизни, потребность в гармонии. Майоров был наделен сильным чувством любви к женщине, о чем свидетельствуют такие его стихотворения, как «Весеннее», «Тебе», «Мой отъезд», «В тот день, когда я был еще не твой...», «Что значит любить», «Мне нравится твой светлый подбородок...», «В грозу», «Я знал тебя, должно быть, не затем...», «Мне только б жить и видеть росчерк грубый...». К последнему письму Николая Майорова любимой женщине были приложены стихи автопортрета поэта: «Отцы мои! Я следовал за вами / С раскрытым сердцем, с лучшими словами. / Глаза мои не обожгло слезами. / Глаза мои обращены на всех».

С первых дней войны, ожидание которой чувствовалось с началом сороковых, студенческая Москва была направлена для рытья противотанковых рвов под Ельней. Весь литературный кружок стремится на фронт, и уже в сентябре Николай Майоров, биография которого в дальнейшем мало будет отличаться от биографии друзей, отправится в военкомат Иваново. В октябре он будет призван в Красную Армию. Назначенный помощником политрука, он окажется в составе пулеметной роты 1106-го стрелкового полка 331-й стрелковой дивизии. О Ржевско-Вяземской операции зимой 1942-го долгое время старались не упоминать. Наступательная тактика Красной Армии не привела к успеху и захлебнулась в крови тысяч солдат и офицеров, прозвавших места подо Ржевом «долиной смерти». В сорокаградусный мороз на протяжении месяцев стрелковый полк, в котором служил Николай Петрович Майоров, удерживал деревню Баранцево на Смоленщине. Здесь 8 февраля погиб помощник политрука Майоров, чью могилу долго не могли разыскать. Позднее установлено, что поэт похоронен в братской могиле вместе с семью боевыми товарищами. Позже участников боев в печально известном Кармановском выступе перезахоронили в Карманово, где создали памятный мемориал.

Николай Майоров – один из поэтов, чьи стихи не были известны широкой публике при жизни, однако он стал глашатаем целого поколения. Его друг Владимир Жуков опубликовал часть его стихов в местных газетах, а в 1962 г. издал сборник под названием «Мы», по крупицам собрав воспоминания друзей и коллег. Николай Майоров, творчество которого до конца не изучено до сих пор, передал чемоданы с рукописями на хранение одному из друзей. К сожалению, они не найдены до сих пор. Уже в 2013 г. ранние работы были обнаружены в архиве (РГАЛИ), но это лишь малая часть написанного автором. Его поэмы «Ваятель» и «Семья» сохранились только в отрывках.

Стихи Николая Майорова о войне, вернее, о её предчувствии от имени «мы-поколения» входят в ряд лучших произведений наряду с творчеством Константина Симонова и Александра Твардовского, Анны Ахматовой и Ольги Берггольц. Посмертно он стал членом Союза писателей, что само по себе является фактом уникальным. Его именем названа улица в Иваново, Кармановская школа носит имя выдающегося поэта.

Стихотворения

Мы
Мы были высоки, русоволосы.
Вы в книгах прочитаете, как миф,
О людях, что ушли, не долюбив,
Не докурив последней папиросы.
Когда б не бой, не вечные исканья
Крутых путей к последней высоте,
Мы б сохранились в бронзовых ваяньях,
В столбцах газет, в набросках на холсте.
Но время шло. Меняли реки русла.
И жили мы, не тратя лишних слов,
Чтоб к вам прийти лишь в пересказах устных
Да в серой прозе наших дневников.
                                                1940

Мы все уставы знаем наизусть.
Что гибель нам? Мы даже смерти выше.
В могилах мы построились в отряд.
И ждем приказа нового. И пусть
Не думают, что мертвые на слышат,
Когда о них живые говорят.
О нашем времени расскажут.
Когда пройдем, на нас укажут
И скажут сыну: – Будь прямей.
Возьми шинель – покроешь плечи,
Когда мороз невмоготу,
А тем – прости: им было нечем
Прикрыть бессмертья наготу...
                                             1941

Мы брали пламя голыми руками.
Грудь раскрывали ветру. Из ковша
Тянули воду полными глотками
И в женщину влюблялись не спеша.
И шли вперед, и падали, и, еле
В обмотках грубых ноги волоча,
Мы видели, как женщины глядели
На нашего шального трубача.
А тот трубил, мир ни во что не ставя
(Ремень сползал с покатого плеча),
Он тоже дома женщину оставил,
Не оглянувшись даже сгоряча.
Был камень тверд, уступы каменисты,
Почти со всех сторон окружены,
Глядели вверх – и небо было чисто,
Как светлый лоб оставленной жены.
Так я пишу. Пусть неточны слова,
И слог тяжел, и выраженья грубы!
О нас прошла всесветная молва.
Нам жажда зноем выпрямила губы.
Мир, как окно, для воздуха распахнут,
Он нами пройден, пройден до конца,
И хорошо, что руки наши пахнут
Угрюмой песней верного свинца.
И, как бы ни давили память годы,
Нас не забудут потому вовек,
Что, всей планете делая погоду,
Мы в плоть одели слово «Человек!»
                                                      1940

Как жил, кого любил, кому руки не подал,
С кем дружбу вёл и должен был кому –
Узнают все,
Раскроют все комоды,
Разложат дни твои по одному.
                                                     1940

Источники:
Майоров Николай Петрович // Русская литература XX века: прозаики, поэты, драматурги : биобиблиографический словарь : в 3 т. / под редакцией Н. Н. Скатова. – Москва : Олма-Пресс Инвест, 2005. – Т. 2. – С. 496-497.

Майоров Николай Петрович // Русские писатели, XX век : биобиблиографический словарь: в 2 ч. – Москва : Просвещение, 1998. – Ч. 2. – С. 3–4.

Майоров Николай Петрович: биография, творчество // ФБ.ру : проект. – URL: https://fb.ru/article/254139/poet-nikolay-mayorov-biografiya-tvorchestvo (дата обращения: 16.05.2020). – Текст : электронный

Логвинова Л. «Мы даже смерти выше…» (Жизнь и творчество Н. Майорова) / Л. Логвинова. – URL: https://samolit.com/read_html/6485/ (дата обращения: 18.05.2020). – Текст : электронный

Заказать книги в ЧОУНБ

Материал подготовила Наталья Харитонова,
ведущий библиотекарь ИБО ЧОУНБ

 

 

 

 

 

 

 

Наверх