Александр Чаковский «Блокада»

Литературный календарь – 2020: читаем книги

      Книга-юбиляр – 60 лет

«Блокадой» я начал свою тему в литературе – тему смертельной схватки двух миров, двух идеологий.
А. Чаковский

Сознаюсь, мне хотелось быть в этой книге не только летописцем, но и солдатом. Именно этим объясняется открыто полемическое, публицистическое звучание многих ее страниц.
А. Чаковский

Этот материал писатель дополнил многочисленными беседами с участниками ленинградской обороны, некоторые сами стали присылать ему свои воспоминания после появления в свет очередных книг «Блокады».
И. Козлов

Заказать в ЧОУНБ

Читать и слушать в библиотеке ЛитРес*

Возьми домой хорошую книгу!

 

В 60–70 е гг. ХХ в. писатель и журналист, военный корреспондент, Герой Социалистического Труда Александр Борисович Чаковский работал над романом «Блокада», панорамным, многоплановым произведением о Великой Отечественной войне, о героическом подвиге Ленинграда. Как вспоминал автор, в «Блокаде» он «впервые взялся за многотомное полотно, в котором разворот событий обширен, героев множество, действие переносится из окопа в генштаб, из Москвы в Берлин, из частной квартиры – в Кремль». Чем глубже писатель осваивал материал, чем больше работал в архивах и беседовал с людьми, пережившими блокаду Ленинграда, участниками обороны города, тем все яснее становилось, что в одну книгу всего не вместить. Автора повели за собой исторические события, логика истории и поведения действующих лиц. Роман разросся до пяти книг. Первая была опубликована в конце 1968 г., пятая – в конце 1974 – первой половине 1975 г. В 1978 г. писатель получил Ленинскую премию.
Как возник замысел этой книги? Что побудило Александра Чаковского вернуться к событиям тридцатилетней давности? Тема войны и, прежде всего, обороны города на Неве давно вошла в творчество писателя. Острое чувство современности привело к мысли посвятить новую книгу событиям необычайно сложного, тяжелого времени в истории советского народа – событиям начального периода Великой Отечественной войны. В опубликованной беседе в журнале «Вопросы литературы» 1973 г. А. Чаковского и критика П. Топера автор «Блокады» говорит, что главным импульсом, побудившим его взяться за перо, был импульс полемический – желание вмешаться в спор о том, чем была для нас война и, в частности, ее чреватые серьезнейшими драматическими ситуациями первые месяцы. «Ведь вопросы, которые встают в “Блокаде”, – вопросы, связанные с осмыслением определенного периода нашей истории, присутствуют во многих моих книгах, написанных после 1956 года… Я считаю, что у нас должна быть полная ясность в оценке этого сложного периода, а стремление писателя высказаться по этому поводу – дело его совести. Этот вопрос, – продолжает А. Чаковский, – имеет и международный аспект. Все, что касается Второй мировой войны, все, что пишется и говорится о ней, неизменно оказывается так, или иначе связанным с острейшей идеологической борьбой. А трактовка событий первых месяцев войны Отечественной принадлежит к самым острым моментам этого идеологического спора». Чаковский пропитал книгу духом острой полемики. В этом – одна из ярких особенностей «Блокады», один из «секретов» большого интереса к роману самых разных кругов читателей.
Масштабное, философски глубоко осмысленное природу ратного подвига народа произведение охватывает несколько предвоенных месяцев до прорыва ленинградской блокады в январе 1943 г. Основа романа – подлинная история героической ленинградской эпопеи, реальные события, изображенные автором хронологически точно. Прослежено их развитие порой буквально по неделям, по дням и даже по часам. Широко показаны жизнь блокадного Ленинграда, военные действия на фронте, роль военного командования и партийного руководства в обороне города. Писатель не ограничивается пределами Ленинграда и Ленинградского фронта. В повествование включены важнейшие эпизоды из общей летописи войны, охарактеризована обстановка, складывающаяся на других участках огромного фронта, прежде всего, положение под Москвой. Это придает роману еще большее эпическое звучание и масштабность. Героическая оборона Ленинграда предстает как неотъемлемая часть самоотверженной борьбы советских людей, поднявшихся на защиту Родины, как одно из наиболее ярких проявлений великого всенародного подвига. Пронзительный и мужественный рассказ о тяжелейшем времени, когда голод и смерть соседствовали с беспримерным мужеством, разрывающий душу ужас – со стойкой уверенностью в победе. Как на пороге мучительной гибели не поддаться страху, не опуститься до подлости, а остаться Человеком с большой буквы, олицетворяющим защитников города?
Наряду с реальными историческими лицами введены в действие и вымышленные образы, которые правдиво вливаются в трагические и героические события эпохи. Избрав для своего произведения сложную и ответственную историческую тему – Чаковский проявил в полную силу мастерство в построении динамичного сюжета и сложной оригинальной композиции. Автор использует архивные материалы (ценные документы предоставили военные и исторические архивы), свидетельства очевидцев событий на Лужском оборонительном рубеже, в Ленинграде, на Северо-Западном и Волховском фронтах. Воссоздавая исторические события детально и подробно, автор сочетает изображение близкого плана с масштабностью. Он захватывает широчайший круг героев, воссоздает картины работы Генерального штаба Советской Армии. Созданы запоминающиеся образы участников ленинградской обороны. Это секретарь горкома партии, член Военного совета Ленинградского фронта дивизионный комиссар Сергей Афанасьевич Васнецов и старый большевик, потомственный рабочий-путиловец Иван Максимович Королев, советские офицеры Звягинцев и Суровцев, коренной ленинградец, академик архитектуры Федор Васильевич Валицкий. Ярко проявлена в романе духовная, моральная, нравственная стойкость советского народа, сумевшего вынести тяжелые испытания военных лет и предопределить окончательный разгром жестокого и сильного врага. Один из решающих факторов победы автор видит во всенародности сопротивления врагу – оттого и главным героем произведения стал народ, персонифицированный в образах Алексея Звягинцева, Ивана Королева, его дочери Веры Королевой, молодого рабочего Кировского завода Андрея Савельева и многих других (в романе около 300 действующих лиц). Наряду с героями вымышленными – реальные лица, среди которых И. Сталин, А. Жданов, А. Микоян, К. Ворошилов, некоторые другие руководящие деятели партии и государства в годы Великой Отечественной войны. Видные военачальники: Б. М. Шапошников, Г. К. Жуков, А. М. Василевский, Н. Н. Воронов, адмирал Н. Г. Кузнецов, генералы Л. А. Говоров, М. С. Хозин, И. И. Федюнинский и другие.
Образ Г. К. Жукова показан на взлете ума и воли, полководческое его мышление автор представляет по духу истинно народным. Интересно, объемно обрисован образ И. В. Сталина в глубокой противоречивости этого сложного характера. Чаковский рисует представителей союзников по антигитлеровской коалиции: У. Черчилля, Ф. Рузвельта, лорда Бивербрука, Аверелла Гарримана и др. Это и лагерь врага – Гитлер, Геринг, Гиммлер и их окружение. Реальные персонажи были необходимы автору, некоторые из них – действующие лица «Блокады». Органично включенные в повествование, они существуют в романе не изолированно, а нередко пересекаясь с вымышленными лицами. В действительности этого не было, но в романе такие сцены выглядят вполне достоверно. Автор отметил, что его роман нельзя рассматривать, как книгу строго документальную, подчеркивая: «Впрочем, подобное предупреждение с одинаковым основанием могло бы относиться к любому художественному произведению на историческую тему. Разумеется. Когда речь идет об исторических личностях, независимо от того, к какому лагерю они принадлежали, я пытаюсь высказать свою точку зрения на их характеры и поведение, на их роль в истории. Иначе не было бы смысла браться за перо. Однако при этом, я старался быть далеким от какого бы то ни было эмоционального субъективизма, недопустимого в подобных случаях. Почему Гитлер не смог войти в Ленинград? Почему он потерпел поражение под Москвой? В таких вопросах я непременно должен следовать непререкаемой правде истории…». Сцены с участием реальных персонажей, исторических личностей принадлежат в романе к наиболее выразительным, наиболее запоминающимся. Через них реализуется основной замысел романа. С большой художественной силой изображены в романе стойкость и мужество жителей Ленинграда, тяжелый быт и страшные будни осажденного города, работа «Дороги жизни».
Автор романа, исследуя философию войны, ее закономерности и противоречия, показывает расстановку противоборствующих сил, представляющих два мира, две непримиримые идеологии. Существенное значение для идейного замысла романа имеет противопоставление в нем взглядов и убеждений, психологии, строя мыслей и чувств советского офицера Звягинцева и офицера гитлеровской армии Арнима фон Данвица. Делясь своими впечатлениями о романе, прочитанном им с «чувством жгучего интереса», критик А. Дымшиц пишет, что из нарисованной Чаковским панорамы социальных и психологических потрясений начала войны возникает глубокое представление, что «уже с первого ее часа было ясно, что эта война не на жизнь, а на смерть, что это столкновение непримиримых сил – света и тьмы, правды и лжи, высоких убеждений и низменных целей, благородного патриотизма и грязного шовинизма, идейности подлинной и идейности мнимой. Как ярко даны в романе эти контрасты не только в общей картине, которую рисует писатель, но и в образах, столь полярно противоположных – образах советского майора Звягинцева и немецкого майора Данвица!».
«Блокада» – большая творческая удача автора, значительный вклад в напряженную борьбу за правду истории, за борьбу, которой художник и публицист А. Чаковский посвятил все свое многогранное творчество. Писатель отмечал: «Мне очень трудно «определить жанр «Блокады». Если кто-то считает, что это историческая хроника, у меня не будет никаких возражений; может быть, это историческая хроника. Если кто-то желает видеть в ней исторический роман, ну что же, тем лучше для «Блокады», пусть это будет исторический роман. Я меньше всего думал о жанре. Побудительным стимулом, как я уже говорил, было для меня вмешаться в спор о том, что значила для нас война…». Ярко выраженная публицистичность легендарного романа-откровения, которую справедливо отмечала критика, проявляется в описании реалий фронтовой и городской жизни, в трактовке образов исторических деятелей, в осмыслении документальных сведений, в авторском комментировании событий. Чаковский создал интересное, глубоко гражданственное произведение, захватывающее читателя правдивым и смелым изображением явлений сложных и противоречивых, событий трагических и героических. Художественными средствами роман убедительно показывает, почему выстоял Ленинград, государство в самый тяжелый начальный период войны. Всем содержанием своего произведения, во всеоружии исторических фактов и документов автор ведет бой с фальсификаторами истории. «Блокада», как и другие лучшие книги о великом подвиге нашего народа в Великой Отечественной войне учит стойкости и мужеству, верности своей Родине. При этом Чаковский открыл перед читательской аудиторией ряд новых свидетельств. Вышло много мемуаров советских военачальников, воспоминания генералов «с той стороны».
Сюжет романа лег в основу одноименной киноэпопеи, посвященной героизму ленинградцев, выстоявших и не сломавшихся в смертельном противостоянии с врагом. Четыре серии фильма посвящены событиям различных исторических этапов – «Лужский рубеж», «Пулковский меридиан», «Ленинградский метроном», «Операция «Искра». Фильм «Блокада» (соавтор по сценарию А. Витоль, режиссер М. Ершов, редакторы И. Тарсанова, Д. Молдавский) с успехом прошел по экранам многих стран, вызывая благожелательные отклики.

Цитаты:

Они не падали на колени перед врагом, не зарывали в землю свои лица перед танковыми лавинами, как того ожидал Гитлер, нет! Советские бойцы, еще вчера видевшие над собой мирное небо, еще не привыкшие к грохоту вражеских орудий и к разрывам фугасных бомб, они теперь, в эти страшные часы, с особой, всепроникающей силой почувствовали, осознали, как дорога им Родина...

Война полыхала в западных районах, но уже изменилось лицо всей страны – улицы ее городов, шоссейные и проселочные дороги – все приняло новое, суровое выражение…

***

На глазах менял свой облик и Ленинград.

Первыми отметили это летчики, патрулирующие над городом, – они стали терять видимые ранее ориентиры. Прикрытый гигантской маскировочной сетью Смольный исчез, превратился в пышущий буйной растительностью парк.

Казалось, исчезла и площадь Урицкого вместе с расположенными на ней Зимним дворцом и штабом округа.

Исчез погашенный защитной краской золотой блеск Исаакиевского купола, померкли знаменитые шпили Петропавловской крепости и Адмиралтейства...

И казалось, что тревожные сообщения, зовущие к бдительности, красочные плакаты, покрывающие теперь стены домов, все еще воспринимаются людьми как нечто временное, инородное, не способное изменить то, что еще только вчера составляло их жизнь...

Нет, никому из них еще не было известно, что в планах Гитлера, в приказах наступающим немецким войскам Ленинград обозначен первоочередной целью начавшейся войны.

***

«Ладога... – мысленно произнес Кузнецов и повторил с глубокой горечью: – Ладога!..»

Вот уже несколько дней только по этому суровому озеру мог сообщаться со страной блокированный с суши Ленинград. Вода и воздух – других путей отныне не существовало.

***

Снаряды рвались не в Смольнинском районе, а где-то далеко, может быть даже за пределами города, об этом свидетельствовал другой звук, мерный, точно удары дятла по дереву. Казалось, он слышался отовсюду – сверху, с неба, из-под земли, из стен домов, – сухой отчетливый звук. Это стучал метроном, включенный в городскую радиосеть, и сотни репродукторов, установленных на улицах, с удесятеренной силой воспроизводили это спокойное и громкое: «Тук... тук... тук...»

С тех пор как враг начал регулярные воздушные налеты на Ленинград, а затем и артиллерийский обстрел улиц, миллионы ленинградцев стали вслушиваться в стук метронома так, словно это было биение сердца города.

Спокойно-размеренные удары метронома, когда не грозила опасность бомбежки или обстрела, становились лихорадочно частыми после объявления воздушной или артиллерийской тревоги. 

***

Но Ленинград оставался советским, хотя враг стоял у его порога.

И миллионам людей за рубежом казалось необъяснимым, почему солдатам фюрера не удается перешагнуть этот порог. Они не знали, что блокированный Ленинград, подвергаемый почти непрерывным обстрелам и бомбежкам, тем не менее, оказывал столь жестокий отпор врагу, что немцы были не в состоянии сломить это сопротивление. 

***

…От льдов Арктики до Черного моря война палила огнем пожарищ, рушила города, сжигала села.

И тем не менее, те иностранные наблюдатели, которые не потеряли способности к объективному анализу, не могли не признать, что план Гитлера покончить с Советским государством в течение шести-восьми недель провалился. Они видели, что Красная Армия сдерживает натиск гитлеровских войск. Знали, что немцы остановлены на Крайнем Севере, на Северо-Западе, на Центральном направлении в районе Смоленска.

Отзывы читателей

…покорен писательским мастерством Александра Чаковского. Это образец военной эпопеи с великолепно прописанными персонажами (высшее руководство СССР и Германии, офицерский состав обеих армий, руководители и обычные жители Ленинграда), батальными сценами (защита Лужского оборонительного рубежа и Пулковских высот), минимумом идеологии и хорошим авторским слогом. Все это в совокупности позволяет читателю понять, какие трагические события привели к блокаде Ленинграда, и какие усилия принимались для ее снятия.
Alexei G.

…эта книга уникальна, а уникальна она тем, что позволяет нам заглянуть на 80 лет назад и детально узнать о блокаде Ленинграда, да и в целом о второй Мировой Войне. Разве это не уникально? Для меня книга – открытие. Эта первая книга, прочитанная мною, где автор берет тебя за руку и проводит в Кремль на военный совет, где товарищ Сталин дает различные распоряжения своим генералам и выслушивает чужие мысли. Или мгновение спустя ты уже сидишь в кабинете Адольфа Гитлера и чуть ли не на себе чувствуешь…, когда он в нервной истерии спрашивает, почему его войска не могут взять Ленинград… Здесь, на страницах книги, мы встречаем много простых солдат и рядовых офицеров, показывающих, что война идет не в больших кабинетах, а в грязных окопах. Конечно, книга тяжелая в плане эмоционального восприятия, когда ты представляешь, сколько молодых людей умерло из-за западного фанатика, считавшего себя полубогом.
red_diamond_57

Заказать в ЧОУНБ

Читать и слушать в библиотеке ЛитРес*

*Для чтения книги онлайн в библиотеке ЛитРес необходима удалённая регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iOS.

Источники:

83.3Р6
Р 893
Д-273258-БО

Чаковский А. Б. / В. А. Шошин // Русские писатели 20 века : биографический словарь / составитель П. А. Николаев. – Москва : Большая Рос. энцикл. : Рандеву–АМ, 2000. – С. 736–737. – (Серия биографических словарей). – Библиография в конце статьи.

83.3Р6
Р893
К-526255-БО
Чаковский А. Б.
/ В. А. Шошин // Русские писатели, XX век : биобиблиографический словарь : в 2 частях / редколлегия: Н. А. Грознова и др. ; под редакцией Н. Н. Скатова. – Москва : Просвещение, 1998. – Ч. 2: М–Я. – С. 533–535.

М-396175-КХ
М-399275-КХ

Стойкость и мужество // Летопись мужества : (историко-революционная и военно-патриотическая тема в советской литературе) : сборник статей / В. А. Косолапов. – Москва : Художественная литература, 1985. – С. 117–133.

Чаковский. А. Б. Блокада // Военная литература : сайт. – URL: http://militera.lib.ru/prose/russian/chakovsky1/index.html (дата обращения: 10.11.2020). – Текст : электронный.

Блокада, воплощенная на экране // Ленфильм : сайт. – URL: 

https://www.lenfilm.ru/news/2019/01/Blokada+2C_voploshhennaya_na_ekrane (дата обращения: 10.11.2020). – Текст : электронный.

Наталья Удовицкая, гл. библиограф ИБО

Наверх