Федор Достоевский «Двойник»

 В половине декабря я пришлю тебе (или привезу сам) исправленного «Двойника». Поверь, брат, что это исправленное, снабженное предисловием, будет стоить нового романа. Они увидят, наконец, что такое «Двойник»! Я надеюсь слишком даже заинтриговать. Одним словом, я вызываю всех на бой и, наконец, если теперь не исправлю «Двойника», то когда же я его исправлю? Зачем мне терять превосходную идею, величайший тип по своей социальной важности, который я первый открыл и которого я был провозвестником.
(Из письма Федора Достоевского брату)

…«Двойник» носит на себе отпечаток таланта огромного и сильного, но еще молодого и неопытного: отсюда все его недостатки, но отсюда же и все его достоинства.
Виссарион Белинский

В 1845 г. Федор Михайлович Достоевский приступил к работе над повестью «Двойник». В письме М. М. Достоевскому он писал: «Голядкин выходит превосходно: это будет мой chef-d’ oeuere [фр. шедевр] …». В 1846 г. «Двойник» опубликован в журнале № 2 «Отечественные записки» с подзаголовком «Приключения господина Голядкина». 1 февраля, в день выхода журнала с повестью Достоевский писал брату: «Голядкин в 10 раз выше “Бедных людей”. Наши говорят, что после “Мертвых душ” на Руси не было ничего подобного, что произведение гениальное… Действительно, Голядкин удался мне донельзя…». Писатель не лукавил: «наши», члены кружка В. Г. Белинского, и сам критик, похвально отзывались о фрагментах, читаемых автором до публикации. Однако после появления всего текста в журнале вторая повесть Достоевского вызвала всеобщее разочарование: «…нашли, что до того Голядкин скучен и вял, до того растянут, что читать нет возможности…». Федор Михайлович признавался в письме к брату от 1 апреля 1846 г.: «Мне Голядкин опротивел. Многое в нем писано наскоро и в утомлении. 1-я половина лучше последней. Рядом с блистательными страницами есть скверность, дрянь, из души воротит, читать не хочется…». Осенью 1846 г. писатель задумал переделку романа. К этой мысли он возвращался в 1847 г., 1859 г., в начале 1860 г. Лишь в 1866 г., в связи с подготовкой собрания своих сочинений в издании Ф. Т. Стелловского, Достоевский доработал повесть – сделал стилистическую правку, убрал второстепенные эпизоды, снял заголовки глав, изменил нумерацию. Вместо прежнего подзаголовка поставил «Петербургская поэма».

Заказать в ЧОУНБ
Читать онлайн в библиотеке «ЛитРес»*
Слушать онлайн в библиотеке «ЛитРес»*

Основные линии сюжета – поражение бедного чиновника в борьбе с более высокопоставленным соперником за сердце и руку генеральской дочки и развивающееся на этой почве безумие героя и раздвоение личности – перекликаются с «Записками сумасшедшего», «Носом», «Шинелью» и «Портретом» Н. В. Гоголя. Герои повести Голядкин, Петрушка, господа Берендеевы выдержаны в гоголевской традиции, заметны пародийные мотивы, которые еще более явственно проявятся в романе «Село Степанчиково и его обитатели». Получила развитие петербургская тема произведений А. С. Пушкина («Медный всадник», «Пиковая дама»).

Герой повести Яков Петрович Голядкин, мелкий, амбициозный чиновник, титулярный советник – порождение призрачного, самого фантастического города на свете, каким всегда казался Достоевскому Петербург. Голядкин ждал повышение по службе, живя в своей квартире и имея камердинера. Но он влюбился в дочь статского советника Берендеева. Повесть начинается с эпизода-катастрофы, когда бедного чиновника не пустили в дом Берендеевых на званый обед по случаю дня рождения Клары Олсуфьевны. Он окольными путями проник внутрь, но его с позором на глазах гостей вышвырнули вон. Именно в этот вечер Голядкин впервые столкнулся со своим двойником – Голядкиным-младшим и отважился на подобие некоего бунта. Выброшенный из «хорошего общества», он из кожи вон лезет, чтобы доказать, что он тоже человек, с которым нужно считаться, порываясь объясниться со своими обидчиками. Голядкин борется, сопротивляется изо всех сил, но борьба заканчивается тем, что его увозят в сумасшедший дом. Бунт нелеп и трагикомичен, а его фигура и косноязычие вызывают минутное замешательство и неудержимый смех.

Голядкин-младший обходит Голядкина-старшего по службе, в личной жизни и полностью оттесняет Якова Петровича, занимая его место в этом мире. Сознание Голядкина-старшего порождает Голядкина-младшего, преуспевающего подлеца, который отделяется от Голядкина-старшего и начинает вести против него интриги. В борьбе за место под солнцем человек раздваивается. Двойник Голядкина – его психологический антипод. Герой робок, честен и наивен, его двойник нагл. Младший Голядкин – порождение души амбициозного чиновника – появился потому, что зависть, злоба и подлость, отделившись от подлинного Голядкина, зажили самостоятельной жизнью. Герой с ужасом узнает себя в кривом зеркале двойника, который оказался сильнее его самого. В двойнике есть все, от чего избавился бедный чиновник: лесть, заискиванье, наглость и лживость.
Тема раздвоения оборачивается темой самозванства. Став влиятельным, самозванец угнетает людей, которые стремятся стать такими же. Двойник обнаружил желание вытеснить Голядкина-старшего из земного существования. Постоянное угнетение человека может побуждать в нем темную жажду мести, зависть к чужой подлости – вот почему Голядкин раздваивается. «Двойник» вводит в новый литературный контекст традиционное для романтизма столкновение обыденности и фантастики.

В 1877 г. в «Дневнике писателя» Достоевский признался по поводу «Двойника»: «Повесть эта мне положительно не удалась, но идея ее была довольно светлая, и серьезнее этой идеи я никогда ничего в литературе не проводил…».

Цитаты

«Ночь была ужасная, ноябрьская, – мокрая, туманная, дождливая, снежливая, чреватая флюсами, насморками, лихорадками, жабами, горячками всех возможных родов и сортов – одним словом, всеми дарами петербургского ноября. Ветер выл в опустелых улицах, вздымая выше колец черную воду Фонтанки и задорно потрогивая тощие фонари набережной, которые в свою очередь вторили его завываниям тоненьким, пронзительным скрипом, что составляло бесконечный, пискливый, дребезжащий концерт, весьма знакомый каждому петербургскому жителю. Шел дождь и снег разом. Прорываемые ветром струи дождевой воды прыскали чуть-чуть не горизонтально, словно из пожарной трубы, и кололи и секли лицо несчастного господина Голядкина, как тысячи булавок и шпилек».

«Полуслов не люблю; мизерных двуличностей не жалую; клеветою и сплетней гнушаюсь. Маску надеваю лишь в маскарад, а не хожу с нею перед людьми каждодневно».

«Если б теперь посторонний, неинтересованный какой-нибудь наблюдатель взглянул бы так себе, сбоку, на тоскливую побежку господина Голядкина, то и тот бы разом проникнулся всем страшным ужасом его бедствий и непременно сказал бы, что господин Голядкин глядит теперь так, как будто сам от себя куда-то спрятаться хочет, как будто сам от себя убежать куда-нибудь хочет. Да! оно было действительно так. Скажем более: господин Голядкин не только желал теперь убежать от себя самого, но даже совсем уничтожиться, не быть, в прах обратиться».

«Тот, кто сидел теперь напротив господина Голядкина, был – ужас господина Голядкина, был – стыд господина Голядкина, был – вчерашний кошмар господина Годядкина, одним словом, был сам господин Голядкин».

Отзывы читателей

… Он один из тех немногих писателей, которому удается настолько правдоподобно описать боль, страдания, сомнения человека, что их пропускаешь через себя. Эти литературные навыки он продемонстрировал в данном произведении, и как это ему удалось в столь молодом возрасте остается только гадать. Да, есть повод познакомиться с его биографией подробнее. Я прочитала эту повесть впервые.

Volshanka

…С первых страниц чувствуется сумасшествие ГГ. И как оно разрастается в течение повествования и усиливается к концу страшновато читать, это захватывает и уже несет читателя с неукротимой трагической неизбежностью за грань. Я реально попала в чужую больную голову. Ни от одной книги не было такого ощущения. Конечно, конец в желтом доме был понятен почти сразу, но помучила себя полным прочтением, чтобы узнать авторское гениальное разрешение трагедии самокопания, самомнения, кривляния и двуличия, чего не должно быть в мужчине.

Наблюдатель78

…Повесть одна из моих любимых, неподражаемое чувство юмора автора делает рассказ живым и интересным. По мнению самого автора, первая половина произведения хороша, вторую половину он писал в спешке и она не вышла. Конец для многих так и останется непонятным, но может так и хотел автор… Главный герой маленький, затравленный человек, у которого куча комплексов. Он ничем не выделяется… Герой существует в этом большом мире и хочет изменить свою жизнь, но на его пути встречается его полная противоположность, которая вредит ему и устраивает неудобные ситуации.
После прочтения финальной сцены возникает только больше вопросов.

elenamajorova69

Заказать в ЧОУНБ
Читать онлайн в библиотеке «ЛитРес»*
Слушать онлайн в библиотеке «ЛитРес»*

*Для чтения книг и прослушивания аудиокниг онлайн в библиотеке ЛитРес необходима удалённая регистрация на портале ЧОУНБ.

Источники:

83.3Р1
Д 706 Н
Д-275553-БО
Двойник. Петербургская поэма // Достоевский : энциклопедия / Николай Наседкин. – Москва : Алгоритм, 2003. – С. 41–42. – (Русские писатели).

83.3Р1
Д 706
Ф-22175-ОЧЗ
Арсентьева Н. Н. Двойник / Н. Н. Арсентьева // Достоевский: сочинения, письма, документы : словарь-справочник / [Е. А. Акелькина и др.] ; научный редактор Г. К. Щенников, Б. Н. Тихомиров ; Рос. акад. наук, Ин-т рус. лит. (Пушк. дом). – Санкт-Петербург : Пушкинский Дом, 2008. – С. 55–64. – (Достоевский и русская культура). – Библиография: с. 423-453.

Двойник // Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества: сайт. – [2012–2021]. – (дата обращения: 15.02.2021). – Текст: электронный.

Достоевский, Ф. М. Двойник : [12+] / Ф. М. Достоевский. – Москва : Директ-Медиа, 2016. – 167 с. – (Хрестоматия по школьной литературе 10–11 класс). – Режим доступа: по подписке. – (дата обращения: 15.02.2021). – ISBN 978-5-4475-6786-6. – Текст : электронный.

Материал подготовила Наталья Удовицкая,
гл. библиограф ИБО

Наверх